Хочешь найти работу?

Здесь ответы на все вопросы!

Стратагемы

Стратагема – это высказывание, выражающее какой-либо стратегический принцип


Экономический успех Китая – очевиден. Мы постоянно говорим об особенностях ведения бизнеса с Китаем, о китайской специфике… Нам порой сложно в тех или иных бизнес-отношениях с китайцами понять логическую составляющую того или иного шага с их стороны. Многие думают, что её нет. Но это Китай. Тысячелетний Китай! А это означает только одно – она есть. Есть китайская специфика, постичь которую западному человеку очень сложно. Всё нужно изучать. Успехи Китая, которые полностью закономерны – нужно изучать. Если Вы работаете с Китаем, Вы обязаны, для успеха Вашего бизнеса, изучать ментальность этих людей. Вы должны научиться разбираться в их поступках, предугадывать их шаги. Мы рекомендуем начать со СТРАТАГЕМ. Кладезя китайской мудрости. Прочтите несколько – сочтёте их скучными, бросьте. Понравиться – перечитывайте регулярно. Попробуйте их применить. Правильно применить, эффективно!

Коротко поясним. Стратагема – это короткое образное высказывание, выражающее какой-либо стратегический принцип. Термин "стратагема" имеет европейское происхождение, его возникновение связывают с древнегреческим словом strategema, служащим для обозначения военного дела и военных хитростей. В настоящее время термин "стратагема" может быть использован в нескольких значениях. В прикладном варианте он обозначает военную хитрость или хитрость, уловку в политической, экономической, преступной деятельности, частной жизни. Стратагемы рассматриваются не только как уловки или алгоритмы для достижения поставленных целей. В китайской традиции, с помощью стратагем происходило обучение воинскому и политическому искусству, а также выстраивались реальные стратегии. В основном сами 36 стратагем многим покажутся очевидными и естественными следствиями простого здравого смысла. Поэтому, так как цель бизнеса – не сиюминутное извлечение прибыли, а долговременные источники дохода, то какую бы стратагему или цепочку стратагем вы не применяли в каждой конкретной ситуации, помните, что основной капитал бизнесмена – это его деловая репутация.

Китайские стратагемы традиционно признают единственный критерий истинности – эффективность действий в борьбе за власть и ресурсы. Для них не существует понятий нравственности, духовности, морали как необходимых элементов личности или деятельности.

Существует единственный критерий – эффективность!

Нет друзей и союзников, все - враги…

Итак…

Изучайте мудрость Китая…


СТРАТАГЕМЫ

Стратагема № 1 Обмануть императора, чтобы он переплыл море
Стратагема № 2 Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао
Стратагема № 3 Убить чужим ножом
Стратагема № 4 В покое ожидать утомленного врага
Стратагема № 5 Грабить во время пожара
Стратагема № 6 На востоке поднимать шум, на западе нападать
Стратагема № 7 Извлечь нечто из ничего
Стратагема № 8 Для вида чинить деревянные мостки, втайне выступить в Чэньцан
Стратагема № 9 Наблюдать за огнем с противоположного берега
Стратагема № 10 Скрывать за улыбкой кинжал
Стратагема № 11 Сливовое дерево засыхает вместо персикового
Стратагема № 12 Увести, овцу легкой рукой
Стратагема № 13 Бить по траве, чтобы вспугнуть змею
Стратагема № 14 Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу
Стратагема № 15 Сманить тигра покинуть гору
Стратагема № 16 Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти
Стратагема № 17 Бросить кирпич, чтобы получить яшму
Стратагема № 18 Чтобы обезвредить разбойничью шайку, надо сначала поймать главаря
Стратагема № 19 Вытаскивать хворост из-под очага
Стратагема № 20 Мутить воду, чтобы поймать рыбу
Стратагема № 21 Золотая цикада сбрасывает чешую
Стратагема № 22 Запереть ворота, чтобы схватить вора
Стратагема № 23 Дружить с дальним и воевать с ближним
Стратагема № 24 Потребовать проход через Го, чтобы напасть на него
Стратагема № 25 Выкрасть балку и подменить колонны, не передвигая дома
Стратагема № 26 Грозить Софоре, указывая на тут
Стратагема № 27 Притворяться глупцом, не поддаваясь вожделениям
Стратагема № 28 Завести на крышу и убрать лестницу
Стратагема № 29 На сухом дереве развесить цветы
Стратагема № 30 Пересадить гостя на место хозяина
Стратагема № 31 Красавица
Стратагема № 32 Пустой город
Стратагема № 33 Возвращенный шпион
Стратагема № 34 Нанесение себе увечья
Стратагема № 35 Цепи
Стратагема № 36 Бегство - лучший прием
Стратагема №1
Обмануть императора, чтобы он переплыл море

Обмануть императора, чтобы он переплыл море, поместив его в дом на берегу, который в действительности был замаскированным кораблем.

Тот, кто старается все предвидеть, теряет бдительность. То, что видишь изо дня в день, не вызывает подозрений. Ясный день скрывает лучше, чем темная ночь. Все раскрыть - значит, все утаить.

Толкование:

Тому, кто что-то замышляет, нет пользы от ночной темноты и потаенных мест. Красть в полночный час, грабить в глухом закоулке - это действия невежд и неучей. Муж, знающий толк в хитростях, так не поступает.

Смысл по "Книге перемен":

Словесное пояснение к этой стратагеме отсутствует, однако упоминаемые в тексте состояния "великого ян" (две янские черты) и "великого инь" (две иньские черты) путем добавления к ним одной янской и одной иньской черты позволяют составить гексаграммы № 43 Гуай "Выход" и № 15 Цянь "Смирение". Начальная, вторая, четвертая и пятая черты в гексаграммах являются взаимообратимыми.
Гексаграмма Гуай начинается с триграммы Цянь "Небо", символизирующей творческий импульс, созидание, за которым следует тенденция к угасанию импульса. Созидание в данном случае требует осторожности, отчего пояснение к гексаграмме гласит: "Неблагоприятно браться за оружие". Высшая мудрость заключается в способности примирять и гармонизировать. Сильная пятая черта (пятая девятка) означает успех для того, кто "действует решительно". Она относится как "великое ян" к верхней иньской черте, символизирующей "великое инь". Относительно слабую третью девятку можно истолковать как фазу покоя в середине пути. Общий смысл гексаграммы Гуай можно понять следующим образом: необходимо решительно вступать в противоборство, но не терять осторожности.

Примеры:

В доме над морем

Когда император с войском в 300.000 человек дошел до моря, он пал духом. Впереди только вода, вода без края. Когуре в тысячах миль отсюда. Как туда переправиться? Почему он не послушал советников, предостерегавших его от этого похода? В смущении он обратился к своим военачальникам, чтобы узнать их дальнейшие планы. Те попросили время на размышления. Так как военачальники боялись, что император может отменить поход, они обратились, в конце концов, к хитроумному генералу Сюэ Жэны ую.

Он не полез в карман за стратагемой, с помощью которой можно было бы мгновенно перенести императора и его воинов за море. Он заявил, что воспользуется хитростью, для чего вплоть до завтрашнего дня никто не должен глядеть на море, и сказал: «Что, если бы император мог проехать по морю, как посуху?»

Сюэ Жэньгуй все подготовил. На следующий день офицеры сообщили императору, что богатый крестьянин, живущий прямо на берегу моря, пожелал доставить для войска провиант на время переправы и говорить с императором.

Обрадованный император направился со своей свитой к берегу моря. Самого моря он не увидел, так как 10.000 искусно расположенных одноцветных полотнищ от палаток закрывали все поле зрения. Богатый крестьянин почтительно пригласил императора войти в дом. Повсюду на стенах висели дорогие занавеси, а на полу лежали ковры. Император и его спутники уселись и стали пить вино.

Через некоторое время императору показалось, что со всех четырех сторон слышится свист ветра; удары волн раздавались в его ушах подобно грому. Кубки и светильники дрожали и качались.

Удивленный император приказал одному из слуг отдернуть занавесь. Взгляд его упал на безграничную темную морскую поверхность. «Где мы?» - взволнованно вопросил он.

«Вся армия движется в открытом море в направлении Когуре», - пояснил ему один из советников.

Перед свершившимся фактом решимость императора окрепла. Теперь он отважно двигался навстречу восточному берегу.

Стратагема №2
Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао

Спасти государство Чжао, осадив государство Вэй, войска которого осадили государство Чжао.

Косвенное давление на врага при помощи угрозы, направленной против одного из его уязвимых мест, стратагема удара по слабому месту, стратагема ахиллесовой пяты.

Лучше врагов разделить, чем позволить им быть вместе. Нападай там, где уступают, Не нападай там, где дают отпор.

Толкование:

Справляться с неприятелем - все равно, что направлять движение вод: там, где противник наступает, отводи в сторону его натиск, как отводят водный поток; там, где противник слаб, заполняй пустоты в его обороне, словно возводишь плотины в стоячей воде.

Смысл по "Книге перемен":

Точное указание на стратагему, соответствующую данной стратагеме, отсутствует, однако указание в китайском тексте на приоритет иньской позиции противника над позицией янской в качестве ситуаций, благоприятствующих нападению, позволяет составить гексаграмму № 12 Пи "Упадок".

Начальная, нижняя черта - триграмма Кунь "Земля", предел инь, верхняя - триграмма Цянь "Небо", предел ян. Гексаграмма символизирует разлад, невозможность реализации.

В этой ситуации благородный муж должен затаиться, дабы не стать жертвой ничтожных людей. Однако пятая и шестая девятки символизируют прекращение упадка и победу Великого человека.

Данная гексаграмма указывает, таким образом, что победу приносит выдержка и отсутствие открытого противоборства.

Примеры:

На неохраняемые территории - с войсками.

Здесь речь пойдет об одном историческом эпизоде, который знаменитый китайский историк Сыма Цянь (род. ок. 14 5 г. до н.э.) в своем труде «Ши цзи» («Исторические записки») приписывает первой из двадцати четырех династических историй Китая. Эту историю знает любой китайский ребенок, что показывает рассказ «Сунь Бинь вэй Вэй цзю Чжао» в крупнейшей китайской детской газете «Эр тхун ши дай» («Детство»), №18, вышедшей в Шанхае 16 сентября 1981 г.

Историк Сыма Цянь переносит нас во времена доимперского Китая, в V - III вв. до н.э. В те времена Китай состоял из множества мелких царств, воевавших друг с другом за главенство. Войны были повседневным явлением.

В 354 г. до н.э. царство Вэй напало на царство Чжао и осадило его столицу Ханьдань (соответствует нынешнему городу Ханьдань в провинции Хэбэй). Царство Чжао обратилось за помощью к царству Ци (на юге современной провинции Шаньдун).
В 353 г. до н.э. властитель царства Ци располагал армией в 80.000 человек. Военачальником в ней был Тянь Цзи, а его советником - Сунь Бинь. Куда же следовало двинуться этой армии?

Тянь Цзи собирался двигаться прямо в царство Чжао и там вступить в бой с вэйской армией. Сунь Бинь отверг этот план. Он сказал: «Если кто-то хочет распутать узел, то, конечно, он не должен изо всей силы тянуть и дергать веревку. Если кто-то тренирует боевых петухов, то, конечно, для этого он не стравливает их друг с другом. Если кто-то хочет покончить с осадой, то лучше всего, если он не будет вводить свои войска в место, и так полное войск, а отправит их в место, свободное от войск. Все отборные войска царства Вэй находятся в царстве Чжао. Царство Вэй лишено военной защиты. Поэтому я предлагаю, чтобы мы осадили столицу Вэй, Далян (соответствует нынешнему городу Кайфэн в провинции Хэнань). Тогда вэйская армия сразу прекратит осаду Ханьданя и поспешит назад, на помощь собственной стране».

Тянь Цзи последовал совету Сунь Биня. Как только распространилось известие о нападении циской армии на царство Вэй, вэйская армия сняла осаду и поспешила назад, в Вэй. Армия царства Ци расположилась в заранее выбранном месте, лежавшем на пути армии Вэй, а именно в Гуйлине (на северо-востоке современного города Хэцэ в провинции Шаньдун). Здесь они спокойно ожидали в полной боевой готовности и нанесли полное поражение вэйской армииг значительно более сильной, но изнуренной быстрым маршем. Таким образом царство Чжао было спасено.

Современный пример:

Когда в августе 1947 г. Чан Кайши собирался предпринять большое наступление на район, захваченный Коммунистической партией Китая, Дэн Сяопин и Лю Бочэн со своими войсками форсированным маршем оставили район, где располагались их опорные пункты, и направились за тысячу миль в горы по ту сторону Хуанхэ, в район, занятый чанкайшистами. Под угрозой оказалась сама основа военной силы Чан Кайши. Тот был вынужден защищаться от мощного наступления Красной армии и не смог напасть на красные районы. Так одним штрихом была изменена вся картина военных действий.

Стратагема №3
Убить чужим ножом

Взять взаймы нож, чтобы убить человека.

Убить чужим ножом. Погубить противника чужими руками. Стратагема подставного лица. Вредить косвенным путем, не афишируя себя. Стратагема алиби, стратагема заместителя.

Толкование:

Намерения врага уже очевидны, но третья сила вступает в борьбу. Нужно воспользоваться силой этого третьего, чтобы одержать верх над врагом.

Смысл по "Книге перемен":

Гексаграмма № 41 Сунь "Убыль" имеет внизу триграмму Дуй "Озеро", символизирующую подданных, а в верху - триграмму Гэнь "Гора" - символ правителя.
Комментарий гласит: "Тот, кто вверху (правит), приобретет. Тот кто внизу, потеряет". Эта конфигурация черт указывает на покорность подданных и благоприятные условия для действий правителя. Гексаграмма разрешается гармоническим сочетанием пятой иньской ("изначальное счастье") и шестой янской ("приумножение") черт, являющим некий символ семейной гармонии.

ПРИМЕРЫ:

К четырем иероглифам этой стратагемы не привязывается никакой объяснительной притчи. Они непосредственно и наглядно описывают, как стратагема осуществляется. Одно из древнейших упоминаний краткой формулировки Стратагемы №3 мы находим в пьесе эпохи Мин (1368 - 1644). Вот перевод соответствующей сцены, впервые выполненный на одном из европейских языков.

Коварная отправка на войну

Артист в амплуа злодея, исполняющий роль цензора Хань Ду, выходит на сцену и поет на мотив «Сянлюнян»:
Я - начальник над служащими цензурного ведомства в Западной канцелярии.
Я - начальник над служащими цензурного ведомства в Западной канцелярии.
Ледяная рука моей власти повергает всех в страх и смущение.
Я ношу шапку с одним рогом и езжу на черно-белой пестрой лошади, как следует моему сану.
От меня все отшатываются в почтительном трепете.
Этим я обязан расположению первого министра Люй Ицзяня (978 - 1043, противник реформ, предложенных Фань Чжунянем). Этим я обязан расположению первого министра Люй Ицзяня.
Я предан ему со всеми потрохами (<вплоть до моих легких и кишок>), Выражение его лица и каждое его слово - для меня закон.
Гнев мой обрушивается на этого безмозглого негодяя (имеется в виду Фань Чжунянь). Он не знает, что его ожидает! Мой гнев обрушивается на этого дурака, он не знает, что его ожидает. Он все болтает языком и шлепает губами. Он окружает себя сотрапезниками, скрытными, как лисицы.
(Говорит.) Я - всего лишь цензор Хань Ду. Но первый министр Люй - сколь велик он! А этот Фань Чжунянь выступает против него - что за наглость! За известностью закидывает он снасть, хочет поймать славу! Он запрашивает не по чину, бросается дерзкими словами. И еще вовлек в свое клеветническое дело Ю Цзина и Ин Чжу. Все они будут смещены с должности и поставлены на место. А еще этот Оуян Сю. Тебе-то что до этого? Ты насмехаешься над цензором Ся! Ты сам этим вырыл себе яму! К счастью, ты не заботишь меня, ничтожного. Я уже много дней не видел цензора Ся. Пойду-ка, навещу его. (Идет.) О, кто-то показался вдали, это, наверное, он. Отойду-ка я в сторонку и погляжу, куда он направляется.
(Актер в амплуа шута, исполняющий роль цензора Ся, выходит на сцену и поет на ту же мелодию):
Цензурное ведомство - моя епархия, цензурное ведомство - моя епархия.
Характер у меня не подозрительный и не хитрый. В настоящее время я - жертва беспочвенных обвинений. Несправедливость, от которой я страдаю, возбуждает во мне гнев.
Виновный в этом (Фань Чжунянь) переведен в отдаленную область.
Виновный переведен в отдаленную область. Я хочу его окончательно уничтожить.
Если ты хочешь избавиться от сорняка, ты должен выбросить его корни с поля. Горе тебе, если ты только отбросишь его в сторону, ибо он позже вернется и разрастется вновь!
(Актер-злодей выступает вперед и говорит): О, почтенный господин Ся!
(Актер-шут изображает испуг.)
(Актер-злодей говорит): Куда путь держите?
(Актер-шут поет):
На восток к моему благодетелю, чтобы поговорить с ним. На восток к моему благодетелю, чтобы поговорить с ним.
Если мой план удастся, мы сможем вновь, спать спокойно.
(Актер-злодей говорит): Я, ваш младший брат, придерживаюсь того же мнения. Давайте воспользуемся тем обстоятельством, что первый министр еще не являлся на аудиенцию ко двору. Отправимся скорее к нему, скорее! (Оба отходят в сторону.)
(Выходит актер с раскрашенным лицом, исполняющий роль первого министра Люй Ицзяня, но в повседневной одежде. За ним следует актер-слуга. Актер с раскрашенным лицом поет на мотив «Шэнчацзы»):
По своему положению и важности я вхожу в число трех высочайших государственных советников во главе империи. Я всего лишь на расстояние в несколько дюймов удален от драконоподобного лика императора. Я властвую над жизнью и смертью. Все взирают на меня в почтительном страхе. (Говорит.) Все чиновники склоняются передо мною, первым министром, до земли. Меня украшают нефритовый пояс и красный плащ. Я - краеугольный камень священной династии. Никто не решится посягнуть на мой приказ. Я поражен наглостью одного пустоголового негодяя. Он решается таскать тигра за усы (посягает на мой авторитет)! Секретарь! Сразу же дай мне знать, когда придут оба цензора, Хань и Ся!
(Актер-слуга): Будет исполнено!
(Актер-злодей и актер-шут входят и говорят): Вот мы и прибыли! О, жилище первого министра - оно подобно обиталищу богов. Обратимся же к секретарю и попросим доложить о нас.
(Актер-слуга): Отец наш как раз спрашивал о вас обоих. Входите, пожалуйста, поскорее.
(При виде первого министра оба пришельца преклоняют колени и говорят): Ваши последователи, Ся и Хань, явились к вам на аудиенцию.
(Актер с раскрашенным лицом говорит): Поднимитесь, вы оба!
(Актер-злодей и актер-шут встают, складывают руки у груди в приветственном жесте, кланяются, вновь выпрямляются и ждут.)
(Актер с раскрашенным лицом говорит): На днях слышал я поношения от этого негодяя. Фань Чжунянь и его приятели, конечно, уже получили свое, но гнев мой еще не улегся. У вас, господа, уж конечно, найдется какая-нибудь стратагема для меня.
(Актер-злодей говорит): Я, Хань Ду, день и ночь страдал от обиды за вас, благородного первого министра, не мог ни есть, ни спать. Однако стратагемы у меня нет.
(Актер с раскрашенным лицом говорит): Вот уж, действительно, можно сказать, <сопровождать в огонь и в воду>! Спасибо вам! Спасибо!
(Актер-шут говорит): Я, ничтожный, придумал стратагему. Я за тем и явился, чтобы доложить о ней.
(Актер с раскрашенным лицом говорит): Говори же! Говори!
(Актер-шут): Ю Цзин, Ин Чжу и Оуян Сю сами по себе не враги благородному первому министру. Если они с недавних пор не держат языка за зубами, так это потому, что их подстрекает Фань Чжунянь. Если не умертвить Фань Чжуняня, корень зла не будет истреблен.
(Актер с раскрашенным лицом): Убить Фань Чжуняня было бы нетрудно. Но я боюсь, что придворные будут недовольны.
(Актер-шут): Я, ничтожный, подумал об этом. Сейчас как раз поднял бунт Чжао Юаньхао. Вокруг него собираются все новые силы. Двор должен назначить военачальника, который поведет против него войско. Вы, благородный министр, завтра утром должны подать императору представление. По этому представлению Фань Чжунянь (будучи штатским чиновником и ученым без военного опыта) получит военное назначение и будет отправлен для подавления бунта Чжао Юаньхао. Это называется <убить чужим ножом>. К тому же вы покажете этим, благородный министр, будто сменили гнев на милость! Как вам нравится такая стратагема?
(Актер с раскрашенным лицом громко восклицает): Замечательно, замечательно! Я в ближайшее же время издам приказ о переводе тебя в более высокий ранг. Непременно сдержу свое слово.
(Актер-злодей): Фань Чжуняня убьют, но остается еще множество его последователей. Не будете ли вы столь любезны, чтобы составить их список и распространить его при дворе, чтобы они остерегались превышать свои полномочия словом или делом?
(Актер с раскрашенным лицом): Как это верно! Как верно!
(Актер-шут): В этом списке на первых местах должны стоять Цай Сян и Ши Цзиэ.
(Актер-шут): Вот это называется поставить общественную службу на пользу личной мести!
(Актер с раскрашенным лицом поет на мотив «Сочуанхань»): О, государственные дела! Лишь мне одному доверены они. Подчиненные, мне служащие, должны уважать меня, великого первого министра. Фань Чжунянь и его клика не держались в рамках своих полномочий. Он играл с огнем, и пламя охватило его. В дикие области отправят его, за тысячи миль от столицы. И это наказание еще не удовлетворит моего гнева. Лишь когда Фань Чжунянь будет убит и тело его разрублено на мелкие кусочки, я вздохну свободно.
(Хором): Назначим его военачальником! Если его убьют по ту сторону границы, кто сможет вновь вызвать к жизни его душу?
(Актер-шут поет на тот же мотив): Мне отвратительна вся эта банда бессовестных выскочек. Императорской кистью подписан указ об их отстранении и назначении в отдаленные области. Там в Новый год снег так глубок, что они не могут шагнуть ни назад, ни вперед. Так тяжела там жизнь. Страшно далеки они от родной земли. И письму оттуда не дойти. Горько должны они теперь раскаиваться в том, что так неразумно распускали языки.
(Хором): Мы ручаемся, что Фань Чжуняню не найти пути назад. Если его убьют в битве с бунтовщиками, кто сможет вновь вызвать к жизни его душу?
(Актер с раскрашенным лицом поет на тот же мотив): Следует подумать о том, что Фань Чжунянь и его клика пытались обмануть императора. Уже несколько лет он протаскивал своих людей на важные должностные места. Его сила еще сохраняется. Ему придется только слегка раздуть пламя, а наше совсем угасло. Поэтому с его товарищами нужно покончить сразу, без промедления, чтобы они не смогли оказать ему тайную поддержку или нанести нам ответный удар.
(Хором): Сегодня выйдет приказ, чтобы эти негодяи до конца своих дней были отстранены от государственной службы. Кто вернет им вновь их должности и почет?
(Актер с раскрашенным лицом): Я под корень изведу всю эту банду, пользуясь вашей чудесной стратагемой.
(Актер-злодей и актер-шут): Не человек (то есть первый министр Люй Ицзянь и оба цензора) хочет смерти тигра), есть Фань Чжуняня), но тигр желает погибели человека.
(Выходят.)

В этой сцене из драмы «Три причины пожеланий счастья», переведенной с насчитывающей несколько столетий рукописи из столичной Пекинской библиотеки, враги Фань Чжуняня планируют убрать его с дороги, отправив военачальником в битву. Они не сомневаются, что собравший большие военные силы бунтовщик Чжао Юаньхао погубит их не искушенного в военном деле врага. Чжао Юаньхао - это «нож», предназначенный для убийства Фань Чжуняня.

Но эта цель завуалирована, внешне они желают Фань Чжуняню добра, повышая его в чине. В этой драме эпохи Мин (1368 - 1644), написанной Ван Тиннэ, я вижу существенный признак «интриги», как его определяет Арнульф Дитерле в своей диссертации «Структурные элементы интриги в греко-римской комедии»: «Интриган пытается достигнуть своей цели не прямым путем, но хитростью, подтасовкой реальных фактов».

Остается добавить еще, что в действительности Фань Чжунянь умер не на поле битвы, а от болезни. Но замышляемая в пьесе отправка на войну также могла бы достигнуть желаемых результатов, что показывает следующая история.

Стратагема №4
В покое ожидать утомленного врага

В покое ожидать утомленного врага.
В покое ожидать утомленного (врага).
Стратагема изматывания противника.

Спокойно ждать, когда враг утомится.
Силы, связывающие врага,
Проистекают не из открытого противоборства.


Толкование:

Сия хитрость заключается в том, чтобы поставить противника в невыгодное для него положение.

Смысл сего приема заключается не в том, чтобы завлекать врага в неблагоприятное для него место и там поджидать его, а в том, чтобы:

- простым действием добиться контроля над сложной обстановкой;

- отсутствием маневра отвечать на маневры неприятеля;

- малыми переменами отвечать на большие перемены в действиях неприятеля;

- неподвижностью отвечать на движения неприятеля;

- маленьким движением отвечать на большие движения неприятеля.

Одним словом, быть по отношению к противнику осью, которая управляет колесом.

Смысл по "Книге перемен":

"Сильный теряет, слабый приумножает".

Здесь цитируется афоризм из комментария все к той же гексаграме № 41 Сунь "Убыль". Внизу две девятки завершаются шестеркой, что означает потерю силы. Вверху две шестерки завершаются девяткой: приращение слабости. Так мягкость и уступчивость, в конечном счете - т.е. в завершающей фазе - приводят к победе.

Примеры:

Падение Чан Кайши

В тайбэйском, пекинском и гонконгском изданиях, посвященных стратагемам, Красной армии, созданной Компартией Китая, единодушно - хотя и с разной оценкой приписывается сознательное применение Стратагемы № 4. Общий смысл состоит в следующем: основные силы Красной армии устраивали засаду в подходящем месте внутри области, занятой красными, где затем захватывали врасплох главные силы измотанного противника.

Когда Чан Кайши в конце 1930 - начале 1931 г. провел во главе 100.000 человек первые пять походов против красных районов на юге провинции Цзянси, Мао Цзэдун и Чжу Дэ, располагавшие лишь 40.000 человек, заманили его главные силы под руководством генерала Чжан Хунцзаня в удобный для них район Лунгана, где были сконцентрированы силы коммунистов.

Таким образом, на этом театре сражения создался численный перевес красных войск, которые уничтожили при атаке 9.000 человек противника и взяли генерала Чжан Хунцзаня в плен. Так во время этого похода было предрешено падение Чан Кайши.

При помощи Стратагемы № 4, в частности, 8 мая 1932 г. при Суцзяпу одержал победу над Чан Кайши военачальник коммунистов Сюй Сянцянь. Об этом вспомнила (с подчеркиванием роли Стратагемы № 4) газета «Жэньминь жибао» в мае 1982 г.

В сжатой форме Мао выразил содержание Стратагемы № 4 в стихотворений из 16 иероглифов, заключающем в себе формулу партизанской войны:

1. Враг наступает - мы отступаем,
2. Враг остановился - мы тревожим,
3. Враг утомился - мы бьем,
4. Враг отступает - мы преследуем.

Стратагема №5
Грабить во время пожара

Извлекать выгоду из нужды, трудностей, кризисного положения другого; нападать на поверженного в хаос противника. Стратагема стервятника.

Если враг понес большой урон, Воспользуйся случаем - извлеки пользу для себя.

Толкование:

Если враг повержен внутри, захватывай его земли. Если враг повержен вовне, завладей его народом. Если поражение внутри и снаружи, то забирай все государство.

Смысл по "Книге перемен":

Сильный навязывает закон слабому

Данной стратагеме соответствует гексаграмма № 43 Гуай "Выход". Внизу - триграмма Цянь "Творчество", вверху - триграмма Дуй "Озеро". Пять янских черт подавляют единственную иньскую черту. Гексаграмма описывает ситуацию решительного действия и символизирует победу благородного мужа над ничтожными людьми. Вместе с тем присутствие в завершающей стадии гексаграммы сильной (ибо находящийся на шестой позиции) иньской черты напоминает о том, что устранение тайного сопротивления требует необычайной воли и выдержки. Сама по себе эта шестая черта как бы перевертывает всю ситуацию в гексаграмме и потому воплощает некое несчастье.

Китайская история иногда дает странные подтверждения науке гексаграмм: в 705 г. пять сановников),площение янских черт) составили заговор и низложили императрицу У Цзэтянь, узурпировавшую власть. Однако при дворе остался племянник низложенной императрицы (воплощения сильной иньской черты), который со временем сумел отстранить от власти пятерых заговорщиков и сделать своего сына наследником престола.

ПРИМЕРЫ:

Оставшиеся вне игры

К началу эпохи <Сражающихся царств> (475 - 221 до н.э.) китайская территория была разделена уже только приблизительно на 20 государств. Среди них были государства Чу, Хань, Ци, Цинь, Вэй, Янь и Чжао. Ци и Хань были союзниками и намеревались покорить Янь. Но из страха перед Чжао и Чу они не решались этого делать.

И вот на Хань напали Цинь и союзное ему Вэй. Царь Ци хотел поспешить на помощь своему союзнику, но его советник Тянь Чэньсы предупредил его: «Если Хань будет разрушено, под угрозой окажутся Чжао и Чу. Поэтому оба они незамедлительно выступят на помощь Хань». И Ци не вступило в военные действия на стороне Хань. А Чжао и, Чу повели себя именно так, как предсказывал Тянь Чэньсы. Таким образом, Цинь, Вэй, Чжао и Чу оказались одновременно вовлечены в войну за Хань.
Момент, когда вокруг везде пылали военные факелы, государство Ци использовало для неожиданного нападения на государство Янь, также оказавшееся вне этой игры, и в 270 г. до н.э. захватило его.

При успехе - в цари, при неудаче - в разбойники

«Какой основатель одной из китайских императорских династий заложил основы своей империи, опираясь на Стратагему № 5?» - задается вопрос в тайбэйском (1985) издании о стратагемах. Кто удачно ограбит терпящего пожар ближнего, станет царем или императором, кто, в таких условиях, останется в дураках - будет «разбойником» или «бунтовщиком»?

Отсюда идет китайская пословица «Чэн ван бай коу» («Успех делает царем, неудача – разбойником»).

В качестве примера можно указать на воцарение с помощью чужеземцев-маньчжур последней китайской императорской династии Цин (1644 - 1911), которая смогла воспользоваться хаотическим состоянием внутриполитической ситуации в Китае, вызванным крестьянскими волнениями.

Стратагема №6
На востоке поднимать шум, на западе нападать

Изображать наступление на востоке, но вести его на западе; проводить ложный маневр на востоке, а наступать на западе; обманный маневр для сокрытия истинного направления атаки; стратагема ложного маневра.

Дух неприятеля и его ряды пришли в замешательство. Вот благоприятный момент для внезапного нападения.

Смысл по "Книге перемен":

"Внизу -Земля, вверху - Озеро".

Эта стратагема определяется гексаграммой № 45 Цуй "Воссоединение". Гексаграмма являет образ водоема, возникшего в глубине земли. "Правитель должен держать оружие наготове, чтобы побороть волнующуюся стихию". Здесь четвертая и особенно сильная пятая янская черты одерживают верх над иньской стихией (врагом в состоянии замешательства). Однако ситуация воссоединения отчасти исчерпывает себя в верхней иньской черте, которая, согласно разъяснению, несет "жалобы и стоны". Тем не менее общая благоприятная ситуация позволяет трактовать "жалобы и стоны", соответствующие верхней черте, и как уловку, помогающую еще больше сбить с толку противника.

Примеры:

1. Опасность от подневольного труда

Князь Кан из государства Цинь (620-609 до н.э.) в течение трех лет заставлял население принудительно работать на постройке башни. В это время в государстве Цзин, находящемся на юго-востоке от Цинь, готовилось нападение на Ци. Жэнь Ван сказал князю Кану: «Все, что ослабляет государство, помогает врагу: голод, мор, гражданская война и принудительные работы. В течение трех лет вы заставляли народ строить башню. Теперь, когда в Цзин собирается армия, я боюсь, что нападение на Ци является прикрытием, а в действительности нацелено на нашу страну. Остерегайтесь этого».

Цинь выслало войска на защиту своей восточной границы, и Цзин действительно прекратило свои военные приготовления.

Этот случай рассказан в книге Хань Фэй-цзы (ок. 280-233 до н.э.), знаменитого представителя фацзя («легистов»).

2. Ложный союз

В эпоху «Сражающихся царств» (475-221 до н.э.) государства Ци, Хань и Вэй напали втроем на государство Янь. Чтобы помочь Янь, военачальник Цзин Ян повел армию государства Чу сначала на север, но затем совершенно неожиданно напал на крупный вэйский город и захватил его. Ци, Хань и Вэй прекратили наступление на Янь. Чуская армия достигла своей цели спасти Янь и собиралась уйти из захваченного вэйского города. Но тут западная сторона города оказалась обложена ханьской армией, а восточная - цинской. Таким образом, чуская армия оказалась в ловушке. Что было делать?

Цзин Ян решил открыть западные ворота; целыми днями через них въезжали и выезжали боевые колесницы и всадники, а по ночам там горели факелы. Так он изобразил активное сообщение между чуской и ханьской армиями.

В цинской армии поднялся ропот. Говорили, что Хань и Чу могут объединиться для нападения на Ци. В конце концов, цинская армия отошла. Оставшаяся в одиночестве ханьская армия опасалась теперь нападения значительно более сильной чуской армии. Выбрав одну бурную и темную ночь, она тоже отступила. После этого чуская армия могла спокойно отправляться домой.

Речь Цяо Гуаньхуа в ООН

На пленарном заседании 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 26.9.1975 г. Цяо Гуаньхуа, сказал, имея в виду, очевидно, стоявшую тогда в центре всеобщего интереса советско-китайскую пограничную напряженность: «Обе сверхдержавы, США и Советский Союз, спорят друг с другом за весь земной шар. Они усиливают соперничество в Европе, на Средиземном море, на Ближнем Востоке, в Персидском заливе, Индийском океане, Тихом океане, Атлантике, Азии, Африке и Латинской Америке. Стратегический центр тяжести их соперничества лежит в Европе. Социал-империализм (Советский Союз) изображает наступление на востоке, но в действительности оно направлено против Запада».

В той же речи Цяо Гуаньхуа говорит: «Предложение Советского Союза о запрете размещения оружия нового типа, которое, предположительно, является еще более ужасным, чем ядерное оружие, имеет целью не что иное, как отвлечение внимания людей от насущных проблем на отдаленные, не относящиеся к делу вопросы».

Эта аргументация опять же вызывает в памяти Стратагему № 6, здесь в виде риторической фигуры: «внимание делового партнера отвлекается от насущной главной проблемы путем подсовывания ему другой проблемы, по видимости более важной, но в действительности ирреальной».

Стратагема №7
Извлечь нечто из ничего

Из недр небытия возникает бытие; из ничто возникает нечто.

Извлечь из ничего нечто.

Стратагема № 7 может работать на трех различных уровнях:

а) Следует так инсценировать угрозу, чтобы противник смог заметить обман; тогда его бдительность ослабеет, при виде настоящей угрозы он примет ее также за ложную и в результате падет ее жертвой.

б) Выигрыш перевеса, достижение перемены в воззрениях или каких-то реальных изменений с помощью инсценировки.

в) Достать что-либо из воздуха; представить выдумку реальностью; распускать слухи; устраивать лживые, клеветнические кампании.

Тактика диффамации.

Делать из мухи слона.

Маневр раздувания.

Стратагема мистификатора.

Искусство обмана состоит в том, чтобы сначала обмануть, а потом не обманывать. Когда не обман кажется обманом - это обман истинный.
Сначала маленький обман, потом большой обман,
потом настоящий выпад.

ТОЛКОВАНИЕ:

Когда нет ничего, а показываешь, что как будто обладаешь чем-то - это и есть обман.

Однако же всякий обман не держится долго и легко распознается. Поэтому несущее не может все время быть несущим.

Если же из ничего сотворить что-то, тогда обман станет действительностью, пустое станет содержательным.

Посредством несуществующего нельзя победить врага. Сотвори из него нечто сущее - и враг будет повержен.

Смысл по "Книге перемен":

В оригинале соответствующая гексаграмма не указана, но комбинация "малого инь, великого инь и великого ян" дает гексаграмму № 42 И "Приумножение", которая означает: "Благоприятно иметь, куда выступить. Благоприятен брод через великую реку". Внизу - триграмма Чжень "Гром", вверху - зеркально подобная ей триграмма Сюнь "Ветер". Первоначальный импульс (первая девятка) после ряда метаморфоз находит завершение в двух верхних янских чертах, из которых пятая черта символизирует само "Небо", высшую точку подъема.

Взаимообратимость черт в обеих триграммах - знак высшей гармонии. В терминах военного искусства гексаграмма знаменует следующий процесс: первичное, ложное движение противник принимает за подлинное и расслабляется (чему символ - три подряд иньские черты), после чего наносится решительный удар.

Дополнительные высказывания:

«Сунь-цзы»: «Искусство полководца - это искусство обманывать. Можно предпринять ложную атаку, а потом нанести настоящий удар, заставив противника осознать свой промах, после чего обмануть его еще раз»...

Примеры:

Соломенные куклы вместо воинов

В эпоху Тан, в 756 г. н.э., в районе современного Пекина взбунтовался военный правитель Ань Лушань (ум. 757 н.э.). К восставшим присоединился также военачальник Лин Хучао. Он осадил город Юнцю.

Оборонявший город с малым числом воинов и оружия военачальник Чжан Сюнь (709 - 757), верный императору, приказал своему отряду сделать 1.000 соломенных кукол в человеческий рост, одеть их в черные одежды, прикрепить к веревкам и с наступлением ночи спускать их наружу вниз по городским стенам.
Окружавшие город воины решили, что это спускаются вниз по стенам защитники города. На соломенных кукол посыпался град стрел. Чжан Сюнь приказал поднять кукол и таким образом добыл много тысяч стрел.

Несколько позже Чжан Сюнь приказал настоящим воинам спускаться вниз по стенам. Лин Хучао и его люди решили, что противник хочет набрать еще стрел с помощью соломенных кукол. На это они отреагировали злорадным смехом и не предприняли никаких приготовлений к битве.

Отряд добровольцев в 500 человек, таким образом, вышедший из города, молниеносно наводнил лагерь Лин Хучао, поджег палатки, убил часть осаждающих, а остатки разогнал в разные стороны.

Из истории корейской войны

Изданная в Пекине в 1987 г. книга о стратагемах приводит на Стратагему № 7 такой пример: во время корейской войны 8 октября - 2 5 ноября 1952 г. разгорелась битва на горе Сангамрионг. США высадили на площади в 3,5 кв. км около 60 тыс. человек и сбросили много тысяч бомб, из-за чего высота горы уменьшилась на 2 м. Наконец китайские солдаты, удерживавшие вершину горы, вынуждены были отступить в катакомбы. Противник попытался выкурить их оттуда и уничтожить.

Однажды ночью некий китайский отряд воспользовался усталостью американцев. В направлении намеченной вылазки они бросали пустые консервные банки и другие производящие громкий шум предметы. Сначала противник очень чутко реагировал на каждый звук и стрелял по местам, откуда слышался шум. Китайцы произвели эти действия три раза подряд. Наконец бдительность американцев ослабла. Тут маленький китайский ударный отряд быстро вышел из катакомб и взорвал два вражеских бункера, находившихся в 20 м от входа. Когда американцы поняли, в чем дело, китайский отряд уже опять спрятался в катакомбах.

С военной точки зрения Стратагема № 7 учит тому, чтобы соединять фикцию и реальность и внезапно превращать фикцию в реальность. «Ничто» - это в данном случае фантом, который должен обмануть врага, «нечто» - истинное явление, которое замаскировано фантомом и внезапно выступает из-за него в момент, когда противник еще полагает, что перед ним фантом. Таким образом, в некотором смысле из «ничего» возникает «нечто».
По другому толкованию Стратагемы № 7, из «ничего» - фантома - непосредственно выводится «нечто». Сюда относятся следующие два примера.

Стратагема №8
Для вида чинить деревянные мостки, втайне выступить в Чэньцан

Для вида чинить деревянные мостки, тайно выступить в Чэньцан.
Для вида чинить сожженные деревянные мостки через ущелье, ведущие из Ханьчжуна в Гуаньчжун, однако втайне, не окончив починки, двигаться кружным путем через Чэньцан в Гуаньчжун.

а) Стратагема сокрытия истинного направления. Стратагема кружного пути.
б) Укрывать изысканное намерение за ординарными действиями; прятать за нормальным (обычным) ортодоксальным (общепринятым нечто ненормальное) необычное (неортодоксальное) необщепринятое. Стратагема нормальности.

Толкование:

На войне необычные действия должны прикрываться действиями, которые были бы обычными (в данной обстановке). Не предпринимая обычных действий, невозможно извлечь пользу и из необычных действий.
Не настилая для вида деревянные мостки, нельзя втайне выступить в Чэньцан.

Смысл по "Книге перемен":

"Легкое движение - и триграмма ветер".

Данной стратагеме тоже соответствует гексаграмма № 42 И "Приумножение". Триграмма Чжень "Гром"символизирует быстрое движение, триграмма Сюнь "Ветер" - движение мягкое и откликающееся первичному импульсу. Первое соответствует собственным действиям, второе - действиям противника. Быстрый и гибкий маневр обеспечивает успех предприятия, пока противник находится в замешательстве и заблуждении. Взаимное соответствие всех шести черт знаменует подлинный смысл Перемен: вещи, достигая своего предела, переходят в свою противоположность. Между третьей и четвертой чертами, в самом средоточии гексаграммы, присутствует точка покоя и пустоты и одновременно точка предельного обмана.

Примеры:

Из истории китайско-вьетнамской войны 1979 г.

Уже в древнейшем военном трактате, написанном Сунь-цзы, говорится: «Что делает непобедимой армию при нападении врага, так это связь обычного с необычайным. Вообще в войне обычное используется в придачу, а победы достигают через ненормальное».

И далее Сунь-цзы пишет: «Кто умеет пользоваться ненормальным, в той же степени безгранично способен к изменениям, как небо и земля, и неисчерпаем, как реки и потоки».

Согласно Стратагеме № 8, внешне должны приниматься совершенно обычные военные мероприятия, в то время как втайне проводятся какие-то необычные меры. Если бы Хань Синь не занимался на глазах у всех починкой деревянных мостков, тайное движение на Чэньцан не удалось бы. В делийском издании о стратагемах постоянно противопоставляется нормальное, ортодоксальное в военном отношении ненормальному и неортодоксальному. Без нормального ненормальное существовать не может. Согласно пекинской книге о стратагемах, выражения «для вида» и «втайне» в краткой формулировке Стратагемы № 8 заменимы на «ортодоксальные» и «неортодоксальные», «ненормальные» военные средства. Исходный момент каждого неожиданного нападения и взятия врасплох - это совершенно нормальная военная деятельность. Только когда противник уже подведен к тому, чтобы расценивать действия и намерения врага с точки зрения ведения нормальной войны, необычное действие может привести к успеху. Если ты собрался «втайне выступать в Чэньцан», нужно отвлечь внимание противника нормальной деятельностью - починкой моста.

Согласно пекинскому изданию, «нормальное» и «ненормальное» могут пониматься по-разному. Например, если превентивный удар - нормальное действие, то уступать врагу первый удар, а затем перехватывать инициативу кажется ненормальным. Если регулярное ведение войны нормально, партизанская война ненормальна; открытая война нормальна, тайное нападение ненормально; прямое фронтальное наступление нормально, обход с флангов ненормален. Нормальное и ненормальное противопоставлены и при этом связаны между собой. При определенных условиях они могут переходить друг в друга. В качестве примера приводится эпизод из китайско-вьетнамской войны начала 1979 г.

Китайцы выяснили, что вьетнамцы, учитывая обычный китайский маневр обходить противника с флангов и нападать сзади, втайне снабдили фланги своей обороны усиленной огневой мощью и минными полями. Непосредственно противостоящие китайцам вьетнамские позиции были защищены относительно слабо. Тогда китайцы вместо фланговой внезапно предприняли фронтальную атаку, что привело вьетнамцев в полное замешательство.
В данном случае нападение китайцев с флангов было в какой-то мере «нормальным», а внезапная фронтальная атака оказалась «ненормальной» («тайный поход на Чэньцан»).

Стратагема №9
Наблюдать за огнем с противоположного берега

Наблюдать за пожаром на противоположном берегу, якобы не имея к нему отношения.
Якобы безучастно наблюдать за тем, как противник оказался в кризисной ситуации, в тяжелом положении.
Бездействие: никакой помощи, никакого спешного вмешательства или преждевременного действия, пока тенденции не разовьются в твою пользу, и лишь тогда можно действовать и пожинать плоды.
Стратагема невмешательства.
Стратагема выжидания, задержки.

С противоположного берега наблюдать за пожаром.

Пусть стане врага назревает разлад и растет неотступно смута.
Нужно держаться от этого вдалеке и ждать, когда наступит крах.
Взаимные распри и взгляды, полные ненависти,
Верный знак того, что враг сам себя погубит.

Толкование:

Когда дух разлада воцарился во вражеском стане,
Легкого нажима достаточно для того, чтобы повергнуть врага.
Отойти назад и держаться в стороне - значит, дать смуте разрастись самой.

Смысл по "Книге перемен":


"Претворяй следование, чтобы придти к деянию"

Эта фраза взята взята из комментария к гексаграмме № 16 Юй "Вольность", которая означает: "Благоприятно воздействие князей и движение войск". Внизу - триграмма Кунь "Земля" (покой, потенция, мягкость), вверху - триграмма Чжень "Гром". Гексаграмма Юй (сильный первичный импульс, распространение без усилий). Земля как предел покоя, не будучи способной к самостоятельным действиям, приготавливает сильный импульс, который распространяется совершенно вольно, не зная преград. Свободное самораскрытие проистекает из уединения и скрытости. Главным качеством мудрого и здесь предстает терпение и настойчивость. Иньские черты здесь обозначают деятельную пассивность мудрого, умеющего выжидать "благоприятный момент для возведения князей" и не принимающего суетных действий. Единственная янская черта организует вокруг себя все пять иньских черт. В воинском искусстве Китая эта гексаграмма, как считалась, обозначала принцип "атаки посредством огня".

Примеры:

Взятие Чанчуня в 1948 г.

Во время гражданской войны в Китае (1945 - 1949) в июне 1948 г. Красная армия начала осаду Чанчуня (ныне столица провинции Цзилинь). Город, оборудованный мощными укреплениями, обороняло около 100.000 солдат гоминдановских войск Чан Кайши. Однако съестные припасы в Чанчуне подходили к концу. Наконец начались вооруженные столкновения среди гоминдановских солдат за продовольствие, которое доставлялось только по воздуху.

Красная армия не снимала осаду, но и не пыталась напасть на город. Таким образом, она позволяла «созреть» внутренним, раздиравшим противника «противоречиям». «Противоречия» в КНР - обычное обозначение для оппозиции, разлада, ссор и трудностей любого порядка.

Преждевременное военное нападение на Чанчунь объединило бы гоминдановские войска и задушило бы в корне их противоречия. В это время пришло известие о больших успехах Красной армии в Цзиньчжоу. Под военным и политическим давлением Красной армии Цзэн Цзэшэн, командующий юньнаньскими войсками Чанчуньского гарнизона, отказался выполнять приказ Чан Кайши о прорыве окружения Чанчуня. 17 октября 1948 г. части Цзэн Цзэшэна взбунтовались. За этим последовала капитуляция остальных гоминдановских войск в Чанчуне.

Не пролив ни единой капли крови и без единой военной акции (согласно пекинской книге о стратагемах), Красная армия овладела Чанчунем.

Наблюдать скрестивши руки

В органе китайского комсомола «Чжунго циннянь бао» («Китайская молодежная газета») от 18 апреля 1981 г, Чжу Цзяньго во внешнеполитическом разделе, анализируя реакцию Советского Союза на ирано-иракскую войну, приходит к выводу, что Советский Союз удовлетворится тем, что будет «наблюдать пожар с противоположного берега».

Здесь краткая формулировка приведена не в качестве стратагемы, а лишь для описания предположительного поведения Советского Союза ввиду ирано-иракского конфликта. Если бы Советский Союз открыто поддержал Ирак, то, скорее всего, он этим подтолкнул бы Иран в объятия США. Если же, напротив, Советский Союз поддержал бы Иран, то должен был бы ожидать вражды со стороны большинства арабских государств. Поэтому Советский Союз мог только «наблюдать за пожаром на противоположном берегу», но не «таскать никаких каштанов из огня».

Подобным же образом, так сказать, нестратагемно, ту же краткую формулу применил Лу Синь (1881 - 1936), один из самых признанных в КНР китайских писателей XX столетия. В докладе от 21.12.1927 г. он сказал, что китайская литература и искусство раньше «наблюдали за огнем с противоположного берега», то есть служили в основном для времяпрепровождения и удовольствия и не касались волнующих каждого жизненно важных вопросов.

В интервью издателю «Театра», приложения к шанхайской газете «Чжунхуа», 14 ноября 1934 г. он отмечает, что приписывание разоблачительных историй к каким-нибудь действительно существующим местностям приводит лишь к тому, что читатели из этих местностей в порыве местного патриотизма обращают свою ненависть на автора, а читатели из других местностей безучастно «наблюдают за пожаром с противоположного берега» (то есть за ссорой упомянутой местности с писателем), не принимая саму историю и ее мораль близко к сердцу. Чтобы иметь своим адресатом возможно большее число читателей, Лу Синь поэтому лишь в некоторых своих рассказах указывал место действия.

В КНР критиковалось также «наблюдение за пожаром с противоположного берега» в смысле поверхностного, проведенного не на месте события, анализа проблемы - например, в появившемся в 1983 г. в провинции Цзилинь 5-м издании «Философских принципов марксизма».

В другой связи «наблюдение за пожаром с противоположного берега» бичуется как выражение чисто эгоистического стремления оставаться вне любого события, которое непосредственно тебя не касается, и не пытаться применить свои знания и умения на пользу человечества. Эта самовлюбленная позиция часто обозначается также выражением Фэн Мыньлуна (1574 - 164 б): «Каждый отгребает снег только от собственной двери и не заботится о льде на крыше соседа».

Но как в каждом отдельном случае отличить действительно равнодушного наблюдателя от притворяющегося равнодушным? Так, в романе «Троецарствие» Лу Су, советник Чжоу Юя, перед походом на Цао Цао спрашивает Чжугэ Ляна, почему тот в полном бездействии со скрещенными на груди руками наблюдал, как верного Хуан Гая наказали пятьюдесятью ударами и тяжко поранили.

Чжугэ Лян, улыбаясь, ответил: «Вы огорчаете меня. Разве вы не заметили, что эта сцена избиения была не чем иным, как проведенной по предварительному договору между всеми участниками стратагемой для обмана Цао Цао? Как же я мог бы в нее вмешаться?»

Мао Цзэдун неоднократно обосновывал внутри - и внешнеполитические события с помощью этой краткой формулировки Стратагемы № 9. Так, 30 июня 1939 г. Мао обвинил зарубежные круги в том, что «они попустительствуют агрессии Японии против Китая, а сами "следят с горы за борьбой тигров", дожидаясь благоприятного момента, чтобы устроить так называемую Тихоокеанскую конференцию по мирному урегулированию и оказаться в выгодном положении "третьего радующегося"».

11 марта 1940 г. Мао в статье «Актуальные проблемы тактики в антияпонском объединенном фронте» утверждал, что США опять же проводят политику «сидя на горе, наблюдать за битвой тигров».

24 апреля 1945 г. Мао обвинил гоминдановское правительство Чан Кайши в пассивном ведении войны против Японии, это «перевалило всю тяжесть войны на фронт освобожденных областей - районов, принадлежащих Коммунистической партии Китая, - и облегчило японским захватчикам проведение широко задуманных наступательных планов против Освобожденных районов, в то время как сами гоминдановцы, сидя на горе, наблюдают за битвой тигров».

Относительно европейского театра военных действий 1 сентября 1939 г. Мао заметил: «В последние годы международная реакционная буржуазия, и прежде всего реакционная буржуазия Англии и Франции, неизменно проводила по отношению к германской, итальянской и японской фашистской агрессии реакционную политику так называемого "невмешательства". Эту политику она проводила с той целью, чтобы, попустительствуя агрессивной войне, извлекать из нее выгоды для себя. Поэтому Англия и Франция категорически отвергали неоднократные предложения СССР об организации подлинного фронта борьбы против агрессии, заняли позицию "невмешательства" и, попустительствуя германской, итальянской и японской агрессии, ограничивались ролью сторонних наблюдателей. Они ставили себе целью дать воюющим сторонам истощить друг друга, чтобы потом выступить на сцену и вмешаться... Политика "невмешательства", которую проводила международная, и прежде всего англо-французская, реакция, - это политика "следить с горы за борьбой тигров", это в чистейшем виде империалистическая политика поживы на чужой счет».

28 сентября 1939 г. Мао сообщил: «Правительства Англии, США и Франции вовсе не имели искреннего намерения предотвратить войну, - напротив, они способствовали ее возникновению. Своим отказом от соглашения с Советским Союзом, отказом от заключения с ним действенного соглашения о взаимной помощи на основах равноправия и взаимности они показали, что хотели не мира, а войны. Общеизвестно, что в нынешней международной обстановке отвергнуть Советский Союз - значит отвергнуть мир. Это известно даже такому представителю английской буржуазии, как Ллойд Джордж.

В этой обстановке Германия выразила готовность прекратить антисоветские действия, отказаться от "антикоминтерновского пакта" и признать неприкосновенность советских границ; вот тогда-то между СССР и Германией и был заключен договор о ненападении.

Англия, США и Франция рассчитывали толкнуть Германию на войну с Советским Союзом, а сами хотели "следить с горы за борьбой тигров": пусть-де Советский Союз и Германия истощат друг друга вконец, а тогда мы выступим на сцену и наведем порядок. Этот заговор был расстроен заключением советско-германского договора о ненападении…

Когда речь шла об Испании, о Китае, об Австрии и Чехословакии, эти заговорщики не только не имели ни малейшего намерения пресечь агрессию, но, наоборот, попустительствовали агрессии и разжигали войну, стремясь втравить других в драку, чтобы самим на их счет поживиться. Благозвучия ради это именовалось "невмешательством", в действительности же это означало "следить с горы за борьбой тигров"».

В 1981 г, Чжан Цзянь с экономического факультета Уханьского университета пошел по стопам Мао в своем анализе советской внешнеполитической стратегии. Этот анализ был опубликован в «Китайской молодежной газете» от 24 января 1981 г. Согласно Чжан Цзяню, определенные западные круги исходят из ошибочного положения, что советское вторжение в Афганистан служит в первую очередь цели блокирования Китая. На основании этого предположения эти круги впадают в иллюзию, будто противоречия между Китаем и Советским Союзом могут от этого обостриться и именно Китай должен будет нести основной груз сдерживания советской экспансионистской политики. И тогда Запад сможет, «сидя на горе, наблюдать за битвой тигров». Согласно Чжан Цзяню, однако, нападение Советского Союза на Афганистан может быть удовлетворительно обосновано только в рамках общей стратегии советской мировой политики, нацеленной на достижение мировой гегемонии.

Ядерная проблема для достижения мировой гегемонии - контроль над Западной Европой. Для этого необходима стратегическая блокада Западной Европы. Два направленных против Западной Европы кольца блокады Советским Союзом протянулись от Ледовитого океана до Черного моря и от Черного моря до Тихого океана. Афганистан, по-видимому, является пунктом пересечения обоих этих колец и плацдармом не только для действий против Западного Китая, но также и в направлении против арабских нефтяных государств и портов Индийского океана.
Пекинская книга о стратагемах рассуждает: «Если в лагере противника ежедневно проявляются противоречия и внутренние трения, тогда следует "следить с горы за борьбой тигров". В этом случае было бы неправильно извлекать пользу из нужды другого и пытаться "использовать пожар для грабежа". Торопливое нападение быстро заставит враждующие стороны вновь объединиться и увеличит опасность ответного удара. Так что лучше здесь отойти в сторону и ждать, пока противоречия между противниками не разовьются настолько, чтобы противники вступили в схватку и покончили друг с другом».

Стратагема №10
Скрывать за улыбкой кинжал

Ублажать словами, в сердце же вынашивать зло.

Прикрывать дурные намерения внешним дружелюбием и красивыми словами.
Стратагема двуличия.
Стратагема Янусовой головы.
Стратагема усыпления внимания.
Стратагема поцелуя Иуды.

Добивайся доверия противника и внушай ему спокойствие;
тогда осуществляй свои скрытые планы.
Подготовив все, как подобает, нападай без колебаний
И не давай врагу опомниться.

Толкование:

В книге «Сунь-цзы» сказано: «Если противник держится робко, но ведет приготовления, значит, последует нападение. Если он предлагает заключить мир без предварительной договоренности значит, он определенно задумал подвох».
Поистине, льстивые речи и обходительные манеры врага суть внешние признаки замыслов, сулящих гибель.

Смысл по "Книге перемен":

"Жесткий внутри, мягкий снаружи".

"Мягкое снаружи и жесткое внутри" - это обозначение триграммы "Вода". Две триграммы "Вода" составляют гексаграмму № 29 Си Кань, что на русский язык переводится как "Двойная бездна" или "Повторная опасность". Пояснение к гексаграмме гласит: "Обладателю правды - свершение в сердце. Будет одобрение". Две триграммы Кань "Вода" одна над другой символизируют двойную опасность. Можно сказать, что перед нами образ благородного мужа, попавшего в окружение низких людей. Однако общая ситуация благоприятна для действия.

Вторая и пятая девятки указывают на присутствие твердости в мягкости. Из этой твердости характера рождается неисчерпаемая добродетель. Мудрость же поведения в данной обстановке означала бы отвлечение внимания противника на какой-либо отвлекающий маневр. Речь идет, однако, лишь о подготовке действительного удара, который находится за рамками описываемой ситуации.

Стратагема №11
Сливовое дерево засыхает вместо персикового

Сливовое дерево жертвует собой ради растущего рядом с ним персикового дерева, отдав за него, свои корни на съедение насекомым.

а) С помощью обманного маневра пожертвовать собой, чтобы спасти другого.
б) С помощью обманного маневра пожертвовать другим, чтобы спастись самому.
в) С помощью обманного маневра пожертвовать другим, чтобы спасти третье лицо.
г) Пожертвовать малым, чтобы выиграть нечто ценное.
Стратагема козла отпущения, стратагема жертвенного агнца.

Пожертвовать сливой, чтобы спасти персик.
Если обстановка не позволяет обойтись без потерь,
Нужно пожертвовать слабой позицией,
Чтобы еще больше укрепить сильную.

Толкование:

В любом противоборстве обе стороны имеют слабые и сильные стороны. Полная победа случается редко. А побеждает тот, кто сумеет наивыгоднейшим для себя образом выставить свои сильные стороны против слабостей противника. Но есть еще секретный прием, который заключается в том, чтобы одолеть сильные стороны противника, используя собственные слабости.

Смысл по "Книге перемен":

Прямое указание в оригинале отсутствует, однако слова о "жертвовании слабой позицией (букв. инь) ради укрепления сильной (букв. ян)" позволяют реконструировать пару соответствующих гексаграмм. Таковы уже известная нам гексаграмма № 41 Сунь "Убыль" и зеркально параллельная ей гексаграмма № 31 Сянь "Сочетание".

В гексаграмме Сунь внизу находится триграмма Дуй "Озеро", вверху - триграмма Гэнь "Гора", в гексаграмме Сянь триграммы располагаются в обратном порядке. Следует учесть, что нижняя триграмма соответствует началу инь и собственным войскам, а верхняя триграмма - началу ян и войскам противника. Кроме того, "Озеро" в системе образов "Книги Перемен" обозначает также радость. Таким образом, фраза "отнять у инь, чтобы прибавить к ян" означает причинить себе ущерб для того, чтобы забрать радость от противника. Вот почему комментарий к гексаграмме Сунь настаивает на сохранении веры в успех даже при больших потерях. Гексаграмма же Сянь означает "свершение, благоприятную стойкость, счастливый брак".

Примеры:

Под чужим флагом

Вэйский князь Сюань (718 - 700) имел связь с наложницей своего отца. Она родила ему сына по имени Цзицзы. Позже князь Сюань решил женить этого Цзицзы на Сюань Цзян, женщине из Ци. Но она была так прекрасна, что князь сам взял ее в жены. Она родила двух сыновей: кроткого Шоу и коварного Шо. Впоследствии Сюань Цзян и ее сын Шо оклеветали Цзицзы перед князем. Между прочим, они утверждали, что Цзицзы не мог простить своему отцу, что тот отнял у него прекрасную Сюань Цзян. Наконец князь послал Цзицзы с поручением в Ци. Одновременно он послал разбойников, которые должны были настигнуть Цзицзы под Шэнем и убить. Шоу, добрый сын, любивший своего сводного брата Цзицзы, предупредил его и посоветовал спастись бегством. Но Цзицзы отверг его совет. Его объяснение дышит типично конфуцианской добродетелью безусловной сыновней покорности: «Если я не послушаюсь приказа отца, разве буду я заслуживать имени сына? Если бы существовали государства, где нет отцов, тогда я смог бы в них укрыться».

Перед отъездом Цзицзы Шоу напоил его допьяна, забрал у него флаг наследного принца и сам отправился в путь. Разбойники приняли его за Цзицзы и убили.

Вскоре на дороге показался Цзицзы и воскликнул: «Это меня должны были вы убить! Он ни в чем не виноват! Убейте меня!» Тогда разбойники убили и Цзицзы.

В этой истории добрый Шоу играет роль сливового дерева. Однако Цзицзы, которого можно было бы сравнить с персиковым деревом, не принимает его жертвы.

Имеется также история из XI в. н.э., в которой один из братьев готов принять на себя роль сливового дерева, но в отличие от изложенной выше у нее сравнительно благополучный конец. Под заглавием «Ди Цин спасает своего старшего брата с помощью стратагемы» эта история появилась в апрельском номере крупнейшего в Китае детского журнала «Эртун шидай» («Детство»). В Китае любое детское чтение имеет утилитарно-воспитательную направленность; в этом случае детям преподносилось стратагемное поведение в духе братской любви.

Как провели забияку Ди Цин (1008- 1057) рано потерял родителей и жил со старшим братом Ди Су, бедным, но глубоко порядочным крестьянином. Однажды Ди Цин относил обед Ди Су, работавшему в поле. По дороге встречная женщина крикнула ему, что его брат дерется на берегу реки с Железным Лоханем.

Железный Лохань был местный хулиган. В тот день он напился и пошел в поля искать, с кем бы подраться. У одного добропорядочного крестьянина он отнял и съел пампушку. Крестьянину это не понравилось, и он полез в драку. В результате схватки малорослый крестьянин оказался на земле. До сих пор Ди Су спокойно наблюдал происходящее, но тут рассердился и ударил Железного Лоханя кулаком. Так началась драка между Железным Лоханем и Ди Су, а они оба были люди сильные. Женщина как раз принесла в поле обед, увидела драку и поспешила за помощью. Когда Ди Цин прибыл на место происшествия, драка уже кончилась. Его брат Ди Су сидел на камне и тяжело дышал. Лоб его был изборожден заботой - он понимал, что попал в скверную историю. Ди Цин взглянул на реку и увидел, что Железный Лохань, не умевший плавать, отчаянно борется за свою жизнь. Ди Су толкнул его так, что тот упал в реку. Ди Цин знал, что, если парень утонет, его брату грозит большая опасность: по законам Сунской династии - смертная казнь. И Ди Цин бросился в воду, чтобы спасти Железного Лоханя.

Тот неуверенно боролся с течением и уже совершенно выдохся. Вдруг он заметил, что к нему спешит помощь. Он протянул руки и изо всей силы вцепился в воротник ветхой рубахи Ди Цина. Др-р-р-р - и у него в руке остался жалкий клочок материи. Ди Цин ухватил тонущего за волосы и вытащил на берег. При этом он прошептал ему в ухо: «Я - Ди Су и спас тебе жизнь».

Железный Лохань наглотался воды и был почти без сознания. Он неспособен был понять, кто спас его - Ди Цин или Ди Су. Едва достигнув берега, он упал в обморок и лежал как мертвый.

«Ясно, я его убил, - сказал в ужасе Ди Су. - Я должен за это заплатить жизнью. Что же будет с тобой, братец?» И слезы покатились у него по щекам.
«Брат, успокойся, я думаю, что он просто обессилел, он жив», - сказал Ди Цин.
«Все равно плохи мои дела. Я явно повредил ему, и меня потребуют к ответу».

Со всех сторон уже спешили односельчане. Они стали утешать Ди Су: «Не беспокойся, ты нападал в праведном гневе, чтобы помочь другому. Мы замолвим за тебя словечко».

Тут появился местный староста. Он закричал: «Ди Су, император нашей династии издал закон, по которому тот, кто начнет драку и убьет противника, заплатит своей жизнью!» Ди Су молча встал и ждал, пока на него наденут наручники.

«Стойте!» - крикнул тут младший брат. «Малыш, ты смеешь возражать?» - проговорил староста с каменным лицом.

Ди Цин воскликнул: «Вы спутали капусту с репой. Точно установлено, что Железный Лохань обидел более слабого односельчанина. Я, разозлившись, из сочувствия стал помогать слабому. Этот хулиган был недостаточно предусмотрителен, да к тому же и пьян. Потом мой брат вытащил его на берег и тем спас ему жизнь».

Староста с сомнением взглянул на Ди Цина и повернулся к толпе, как бы спрашивая: «Так ли?» Тут же некоторые сельчане отозвались: «Верно, мы можем подтвердить это». Ди Цин еще подбросил: «Видите, у него в руке воротник от моей рубашки».

Староста наклонился и схватил Железного Лоханя за судорожно сжатую руку, в которой действительно был разодранный воротник. Тут староста велел заковать Ди Цина. Но тот воскликнул: «Еще не установлено, что Железный Лохань умер!» «Ну что ж, давайте это выясним», - волей-неволей приказал староста.

Ди Цин выскочил вперед, уселся верхом на Железного Лоханя и стал массировать ему желудок. Вскоре Железный Лохань открыл рот, и оттуда пошла грязная вода. Тут он очнулся. В этот момент Ди Цин нагнулся над ним и что-то прошептал ему на ухо.

Железный Лохань пошевелился, встал, на слабых ногах подошел к Ди Су, скрестив руки на груди, склонился перед ним и сказал: «Благодарю тебя за то, что ты спас мне жизнь». Сказал и поплелся прочь.

Ди Су очень удивился. Надвигавшаяся на него буря внезапно рассосалась. Зеваки поняли, что глазеть больше не на что, и разошлись.

По дороге домой Ди Су спросил Ди Цина: «Младший братец, я не могу понять, почему Железный Лохань, который дрался со мной не на жизнь, а на смерть, стал меня благодарить. Что произошло?»

Ди Цин отвечал: «Когда Железный Лохань отнял у крестьянина пампушку, а затем подрался с ним и с тобой, он был сильно пьян. Он не может ничего об этом четко припомнить. Потом он упал в реку. Когда я вытаскивал его на берег, я обманул его, прошептав на ухо: "Я - Ди Су и спасаю тебя". Когда он приходил в сознание, я опять подсказал ему, что он должен поблагодарить Ди Су. Он так и сделал».

Ди Су был изумлен искусством Ди Цина в применении стратагем, которое спасло его от бесчестья. Как пишут Ян Ю и Чэ Юньян в «Эртун шидай», Ди Цину было всего 15 лет. Неудивительно, что впоследствии он сделался выдающимся военачальником. Что он и в этом качестве не пренебрегал стратагемами, показывает история, уже приведенная выше (8.4: Десятидневный отдых Ди Цина).

Стратагема №12
Увести, овцу легкой рукой

Находчиво используя обстоятельства, суметь увести с собой случайно попавшуюся овцу.
Постоянная и всесторонняя психологическая готовность использовать для обретения преимущества любые шансы.
Стратагема Кайроса.

Увести овцу, попавшуюся под руку
Даже малейшую слабость
Непременно нужно использовать.
Даже малейшую выгоду
Ни в коем случае нельзя упускать.
Маленькая слабость противника -
Это маленькое преимущество у меня.

ТОЛКОВАНИЕ:

Когда большое войско производит маневр, в его позиции возникает множество слабых мест.

Из этих слабостей нужно извлекать выгоду, не ввязываясь в открытый бой.

Этот принцип годится и там, где вы одерживаете победу, и там, где вы терпите поражение.

Смысл по "Книге перемен":

Ключ к преобразованию данной стратагемы в гексаграммы дает последняя фраза первичного афоризма, которая буквально означает: "малое инь - малое ян". Надставив к "малому ян" обе черты, мы получаем гексаграмму № 55 Фэн "Изобилие". Надставив же обе черты к малому инь, мы получаем гексаграмму № 48 Цзинь "Колодец".

Гексаграмма Фэн означает: "Свершение. Царь близок к нему. Нет беспокойства. Солнцу надлежит быть в зените". Таким образом, гексаграмма Фэн символизирует могущество и величие правителя, находящегося в зените славы. Солнце в зените дарит свое тепло всему живому, но, утратив меру, оно способно вызвать засуху. Во всяком случае оно не задерживаете в зените долго: изобилие не может продолжаться долго, оно уже таит в себе семена опасности.

Внизу триграмма Ли "Огонь": мягкое внутри жесткого. Вверху триграмма Чжень "Гром": действенный импульс. Соединение этих триграмм указывает на широкомасштабное и очевидное действие: таков маневр противника, уверенного в своих силах.

Между тем триграмма "Огонь" в гексаграмме Фэн преобразуется в триграмму Сюнь "Ветер" гексаграммы Цзинь. Ветер способен проникнуть в любую щель. Так небольшая опасность для противника, на которую указывает гексаграмма Фэн, должна быть нами использована с гибкостью ветра. Имеются в виду маленькие отвлекающие маневры. Между тем расположение черт в гексаграмме Цзинь указывает на то, что неприятель по-прежнему склонен предпринять широкомасштабные действия. Верхняя иньская черта в гексаграмме Цзинь указывает на пассивность противника в заключительной фазе сражения. Эта черта соотносится с третьей девяткой, символизирующей наш собственный маневр. Связь шестой и третьей черт выражает идею "увода" чужих сил собственным войском.

Примеры:

Овца, занимающая восьмое место в восточном 12-годичном цикле, в Древнем Китае была символом детской почтительности, так как ягненок преклоняет колени, желая пососать материнскую грудь. Кроме того, однако, она может обозначать и Ян, мужскую силу. Ученые возводят современный иероглиф со значением «красота» к сочетанию иероглифов «большой» и «овца» - «большая овца», по-видимому, обозначает вкусную, то есть «прекрасную», пищу, которая особенно ценилась китайцами.

Еще в пьесе, ставившейся в начале VII в. н.э., «Вэй Чигун, вооруженный только кнутом, отбивает копье Ли Юаньцзи», согласно Гуань Ханьцину (XIII в.), появляется формулировка Стратагемы № 12, но не в значении стратагемы, а в качестве цветистого описания легкости, с которой Ли Юаньцзи обманул своего врага Вэй Чигуна.

В том же значении употребляется формулировка Стратагемы № 12 в известном народном романе «Речные заводи». Это издание в 120 глав, и 99-я из них гласит: «Вскоре Ма Лин уже покрыл на двух своих волшебных колесах более двадцати миль. Дай Цзун понял, что больше не может его удерживать. Далеко-далеко летал Ма Лин, как вдруг перед ним появился толстый буддийский монах и, ударив его своим монашеским посохом, принудил спуститься и захватил Ма Лина, уводя тем самым овцу недрогнувшей рукой».

В подходящем для нас значении использует формулировку Стратагемы № 12 У Чэньэнь (1500 - 1582) в XVI главе фантастического романа «Путешествие на Запад», при описании попытки похищения волшебного одеяния у буддийского монаха Трипитаки (см. 5.1).

Царь обезьян, заметив, что монахи собираются поджечь хворост, рассуждает так: «Они собираются убить нас и похитить одеяния... Я бы мог разогнать их моей волшебной палицей, но уж слишком велико будет тогда мое превосходство. Один удар - и все они будут перебиты. И придется мне потом сносить упреки моего господина в том, что я применил к ним насилие. Поступлю же я тогда так: обращусь к способу "Недрогнувшей рукой увести овцу" и направленный против нас замысел убийства обращу на них самих, так чтобы не мы потеряли свои жизни, а они – свои».

Здесь под «овцой» подразумевается стратагемный план монахов, который Царь обезьян сорвал с помощью Стратагемы № 3, перебив монахов. «Увод овцы» - это, так сказать, перехват и нейтрализация стратагемы противника.

В Стратагеме № 12 идет речь о находчивом использовании благоприятного стечения событий, в особенности обнаруживающихся вдруг промахов противника. Тут уместна китайская пословица: «Большую стену можно развалить с маленького угла, а бревно начинает гнить с сучка».

Пекинская книга о стратагемах от 1987 г. приводит в этой связи следующий исторический пример: Сян Юй против Тянь Жуна.

В 206 г. до н.э. Сян Юй (232 - 202 до н.э.) был провозглашен «единовластным царем Западного Чу»; у него в подчинении оказалось восемнадцать глав наследственных домов. Один из претендентов на роль главы наследственного дома, Тянь Жун, оказался не у дел. В том же году он взбунтовался, выгнал или убил одного за другим нескольких глав наследственных домов и наконец оказался властителем трех областей княжества Ци (в восточной части современного Китая), на которое он и претендовал в качестве главы наследственного дома.

Чтобы обезвредить Тянь Жуна, Сян Юй пошел на него войной. Этим моментом воспользовался Лю Бан (ок. 250 - 195 до н.э.), который стремился вернуть себе находившийся на западе Ханьчжун. Он воспользовался неспособностью Сян Юя следить за событиями в Западном Китае и согласно плану своего военачальника Хан Синя тайно направился в Чэньцан, чтобы без особого труда овладеть тремя областями бывшего княжества Цинь (см. 8.1).
В этом примере «овца» - это временная слабость вовлеченного в войну Сян Юя. С помощью «увода овцы» в подразумеваемом здесь смысле Лю Бан заложил краеугольный камень в создание династии Хань, самой долгой династии в китайской истории.

Стратагема №13
Бить по траве, чтобы вспугнуть змею

Поворошить палкой в норе.
Выгнать змею из норы
Стратагема косвенного предостережения, запугивания, предупредительного выстрела.
Стратагема провокации.
Стратагема «Цзи цзян цзи» или «Цзи цзян фа» - стратагема подначивания военачальника – «Просить военачальника о деянии хуже, чем распалять военачальника на деяние».

Удар, нанесенный наудачу, позволит выяснить истинное положение дел.
Обдумай последствия этой пробы - и приступай к решительным действиям.

Толкование:

Противник не раскрывает своих сил.
Значит, он задумал какую-то хитрость.
Тут нельзя беспечно идти вперед.
Нужно искать, где таится опасность.

Смысл по "Книге перемен":

"Гексаграмма Фу - образ интриги".

Гексаграмма № 24 Фу "Возврат" означает: "Свершение. Выходу и входу не будет вреда. Друзья придут - хулы не будет. Вернешься обратно на свой путь. Через семь дней - возврат".

В гексаграмме Фу лишь одна первая черта янская, а остальные иньские. Тем самым она знаменует начало возвращения к светлому началу ян, пока еще сокрытому в стихии инь. Не случайно она соответствует 11-му месяцу китайского календаря, на который приходится зимнее солнцестояние, т.е. поворот к свету и теплу. С точки зрения триграмм гексаграмма Фу являет образ "Гром" Чжень , сокрытого в "Земле" Кунь , т.е. активного импульса, схороненного в глубине покоя. Заметим, что в древности в день зимнего солнцестояния полагалось сидеть взаперти и не заниматься делами.

Описанная ситуация предполагает, таким образом, бдительное ожидание при наличии некоего первичного импульса к действию. Не следует, однако, строить слишком далеко идущие планы, поскольку импульс слишком слаб, чтобы обеспечить длительный процесс; достаточно ограничиться осторожной разведкой. В комментарии к первой черте сказано: "возвращение не издалека". Вместе с тем подобная кажущаяся пассивность помогает завоевать доверие противника и заставить его выдать свои намерения.

Примеры:

Казнить одного, чтобы предостеречь сотню

Применение этого принципа в борьбе с преступниками сформулировал еще во времена ханьского императора Сюаня (74 - 49 до н.э.) Инь Вэнгуй, правитель Дунхая (на юго-востоке современной провинции Шань-дун и северо-востоке современной провинции Цзянсу). По преданию, Инь Вэнгуй мудро исполнял свою должность и следовал законам.

Все преступления по своему уезду он расследовал лично и постановил производить казни за тяжкие преступления во время ежегодных осенних и зимних собраний чиновников или же его инспекционных поездок. Причиной того было намерение «одной смертной казнью предостеречь сотни людей».

Согласно биографии Инь Вэнгуя в «Истории династии Хань», многие чиновники и простые люди, шедшие по скользкой дорожке, под воздействием страха начинали новую жизнь. Так, например, Инь Вэнгуй своими руками казнил ужасного злодея Сю Чжунсуня, которого не решались покарать его предшественники. Эта казнь всполошила весь уезд Дунхай. «Весь уезд пребывал в страхе и ужасе, и никто более не решался идти против законов. После этого во все правление Инь Вэнгуя в Дунхае царили мир и порядок».

Убить курицу, чтобы запугать обезьяну

Ли Боюань (1867 - 1906) в политическом романе «Гуаньчан сяньсин цзи» («Разоблачение мира чиновников») приводит Стратагему № 13 в слегка измененном виде. Она всплывает в главе 53, где ее применяет маньчжурский генерал-губернатор Цзяннани Вэньмин.

Генерал-губернатору, как раз когда он собирался пообедать, сообщили о визите некоего иностранца. Это оказался консул одной страны. Зачем ему понадобился генерал-губернатор?

Незадолго до того генерал-губернатор приказал казнить одного из солдат личной охраны. Само по себе это не было важным событием. Видимо, для этой казни были свои причины. Но казнь происходила не на плацу и не перед воротами ямыня, а прямо напротив консульства. Это так всполошило консула, что он решился побеспокоить генерал-губернатора. Ворвавшись к нему, он сразу же после приветствия изложил дело и спросил, какова причина того, что казнь состоялась близ консульства.

Генерал-губернатор был уже стар, но, к счастью, также весьма мудр и образован. После короткого раздумья он сказал: «Почтенный консул еще не спросил меня, кого я приказал казнить. Этот солдат был очень плохой человек; он был "боксером" и замешан во всех тех неприятностях, с которыми столкнулась ваша уважаемая страна и другие страны в нашей столице во время восстания "боксеров"».

«Если он был "боксером", то, конечно, он был приговорен не зря; тем не менее почему он все-таки был казнен перед нашим консульством?»

Генерал-губернатор минутку подумал и сказал: «На то есть своя причина. Совершение казни должно было явиться устрашающим примером для других "боксеров". Консул, возможно, не знает, что эти "боксеры" хотели свергнуть династию Цин [1644 - 1911] и истребить всех иностранцев. Поэтому я решил воспользоваться стратагемой. Я приказал казнить этого солдата перед вашим консульством. Его сообщники должны были увидеть, что их ожидает. Пословица верно говорит: "Убей курицу, чтобы запугать обезьяну". Я приказал казнить только одного солдата, но все бывшие "боксеры", увидев этот пример, в будущем уже не решатся докучать вашему консульству и подданным вашего государства».

Консул громко расхохотался, похвалил предусмотрительность генерал-губернатора, произнес еще несколько незначащих слов и ушел.

Генерал-губернатор проводил посетителя до дверей. Вернувшись в свою комнату, он вытер пот со лба, для чего ему понадобилось несколько платков - так его напугало посещение консула. Придя в себя, он вызвал всех полицейских и слуг: «...Видели бы вы, в каком настроении был этот иностранец. Только благодаря моей мудрости я смог смягчить его двумя-тремя словами, а не то кто знает, что могло бы случиться...»

В этом диалоге достойно внимания то, как генерал-губернатор объясняет посредством Стратагемы № 13 неприглядную для него ситуацию в выгодном для себя свете. Ибо в действительности казнь произошла перед консульством по недосмотру и без всякой задней мысли. Это пример того, как стратагема, использованная демагогически, может выручить из неприятного положения. Случается, конечно, и обратное: применив стратагемный анализ, можно Бог знает что увидеть в совершенно безобидных действиях и ситуациях (см. 7.12, 7.19 и др.).

В интерпретации генерал-губернатора казненный перед посольством «боксер» был «убитой курицей» или же «побитой травой», а его сообщники – «вспугнутыми обезьянами» или «змеями».
Использование Стратагемы № 13 вовсе не ограничивается «вспугиванием змей» с целью, образно выражаясь, лишить их яда. На следующем уровне интерпретации, судя по приводимым в китайской литературе о стратагемах примерам, речь идет о том, чтобы «битьем по траве» побудить «змей» к определенным действиям.

Стратагема №14
Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу

а) Поставив новую цель, возродить к жизни нечто, принадлежащее прошлому.

б) Использовать в современной идеологической борьбе старые идеи, традиции, обычаи, литературные произведения и т. п., переинтерпретируя их для новейшего употребления.

в) Стратагема наведения патины. Придавать чему-либо, в действительности новому, ореол старины.

г) Стратагема нового фасада. Употреблять новые учреждения для продолжения старых отношений. Использовать новых людей для проведения старой политики. Обувать новые башмаки, чтобы идти по старой дорожке. Наливать старое вино в новые мехи.

д) Стратагема паразитизма. Присваивать чужое добро, чтобы на нем основать свое могущество; идти по трупам.

е) Стратагема возрождающегося феникса. Использовать любые средства для выхода из трудного положения.

Занять труп, чтобы вернуть себе жизнь

Когда можешь действовать для себя, не давай себя использовать.
Когда не можешь ничего поделать, старайся чем-нибудь воспользоваться.
Пользуйся тем, кто не может действовать, так, чтобы он служил тебе.

Толкование:

Когда наступает время назначения преемника, со всех сторон выдвигают на престол отпрыска прервавшейся ветви царствующего дома.
Таков смысл приема: <Занять труп, чтобы вернуть себе жизнь>.
Таковы же войны, которые ведутся от имени чужого человека.

Смысл по "Книге перемен":

"Не я ищу юношей, а юноши ищут меня"

Здесь цитируется главный афоризм гексаграммы № 4 Мэн "Недоразвитость".

Данная гексаграмма выражает отношения между незрелым юношей (учеником, несовершеннолетним правителем) и старшим - учителем или регентом. Незрелость в данном случае обозначается первой иньской чертой. Внизу находится триграмма Кань "Вода", обозначающая податливость, но также опасность и ловушку. Вверху - триграмма Гэнь "Гора", обозначающая правителя, высшую прочность.

Ключ к пониманию гексаграммы дает соотношение между второй янской и пятой иньской чертами. Оно сообщает, что инициатива принадлежит младшему, обладающему в действительности большей властью. Однако старший (пятая иньская черта) благодаря своей мудрой пассивности способен использовать силу младшего в своих интересах и в конце концов преобразить свою видимую слабость в могущество. И действительно: верхняя янская черта знаменует, согласно коммунтарию, "удар по недоразвитости". Ситуация разрешается путем резкого перехода старшего к активным действиям.

Примеры:

Ли с железным костылем

В первом акте пьесы главный герой, Юэ Шоу, начальник уезда Чжэнчжоу, говорит о себе и своем подчиненном Чжан Цяне: «Месяц назад мой заместитель написал донос на то, что в Чжэнчжоу много неспособных высших чиновников и развращенных низших. Император спешно отправил сюда судью с особым заданием. Он носит судейский меч и медный молот для немедленного предания казни, а судить он будет уже после того. Когда местные чиновники услыхали, что это высокое лицо по имени Хань Вэйгун того и гляди приедет, сердца их наполнились страхом. Кто попрятался, а кто сбежал. Я не стал бежать - мои дела не настолько плохи. Мы направились навстречу благородному господину, но не встретили его, а потому собираемся вернуться домой пообедать, а потом идти на службу».

Придя домой, Юэ Шоу видит у ворот даосского монаха. «Юэ Шоу, безголовый демон, ты умрешь», - возглашает монах. Жена сообщает Юэ Шоу, что монах обозвал ее вдовой, а детей - безродными ублюдками и вообще вел себя непочтительно. Юэ Шоу приказывает Чжан Цяню повесить монаха на воротах.

Монах этот - не кто иной, как бессмертный даос Люй Дунбинь. Он обнаружил в чиновнике Юэ Шоу кандидата на отправку в царство Бессмертных. Но для этого задания его еще следует просветить, и сцена с ругательствами - первая ступень просветления.

Через некоторое время на дороге появляется старый крестьянин. Он снимает с ворот повешенного монаха. Начинается спор между Юэ Шоу и стариком, в котором Юэ Шоу называет крестьянина безрассудным и похваляется своим могуществом. Старик оказывается тем самым королевским посланцем Хань Вэйгуном и приказывает Юэ Шоу чисто вымыть шею и явиться на службу. Там он попробует на Юэ Шоу свой меч.

Эта угроза повергает Юэ Шоу в такой ужас, что он умирает и попадает в подземное царство.

Только собрался князь тьмы Яма подцепить его вилкой и бросить в котел с кипящим маслом, как появляется бессмертный Люй Дунбинь. Он просит Яму отложить наказание, передать ему Юэ Шоу в качестве ученика и отпустить его вновь на землю.

Яма отвечает: «Посмотрим. - Он справляется по документам. - Поздно. Жена Юэ Шоу уже сожгла его труп, и душе некуда возвратиться».

Люй Дунбинь: «Что же делать? Яма, погляди, пожалуйста!»

Яма: «Сейчас посмотрю. - Смотрит. - Благородный бессмертный, в Фэннине, в уезде Чжэнчжоу, у восточных ворот, умер сын старого мясника Ли, молодой мясник Ли. Его тело еще не остыло. Что, если мы позаимствуем труп Ли для возвращения души Юэ Шоу?»

Люй Дунбинь: «Прекрасно. Юэ Шоу, кто бы мог подумать, что твоя жена уже сожгла твое тело. Я разрешаю тебе позаимствовать другое для возвращения твоей души. Пусть будет тело молодого мясника Ли, а душа - Юэ Шоу».

И Люй Дунбинь вселяет душу Юэ Шоу в труп молодого мясника Ли.

Поскольку тот был хром на одну ногу, теперь Юэ Шоу нужен костыль.

Сразу после воскрешения Юэ Шоу отправляется к своим близким. Теперь он вдруг осознал грехи, совершенные им на должности начальника уезда:

Я лгал своей кистью.
Кривое спрямлял.
В сердце небесное с перстью мешал.
Часто подкуплен неправым бывал.
Правду неправедной объявлял.
...
Завижу ли блеск кошелька твоего -
Хоть будь ты бесчестен, приму я его.
Но тот, кто с пустыми руками пришел,
Здесь справедливости бы не нашел.
Забыв свой долг, стремился я
Только к наживе, греха не тая.
И нога крива моя, если взглянуть,
За то, что крив был раньше мой путь.

После короткого объяснения с женой и допроса у императорского чиновника Хань Вэйгуна Юэ Шоу последовал за Люй Дунбинем по пути отрешения от мира. Вместе с Люй Дунбинем он стал одним из восьми Бессмертных. Статуя хромого Ли с костылем ныне украшает берег Западного озера в Фучжоу (провинция Фуцзянь).

Формулировку Стратагемы № 14 мы встречаем и в пьесе «Цветы изумрудного персика» (также эпоха Юань - автор неизвестен), где Сюй Битао, умершая дочь чиновника Сюй Дуаня, воспользовалась трупом своей сестры, чтобы воскреснуть и выйти замуж.

Тот же мотив возрождения разрабатывается в пьесе Тан Сяньцзу (1550 - 1617) «Листья пиона, или Повесть о возвращении души» - драме, которая и сейчас пользуется в Китае величайшим успехом.

Во всех этих случаях в качестве обозначения души используется слово «хунь». В классическом китайском языке имеется еще одно название души – «по». Это, собственно говоря, жизненная сила, которая, по поверью, после смерти человека некоторое время сохраняется в могиле. Душа, хунь, напротив, - носитель человеческой личности. Она еще дольше остается жить после смерти человека и все время стремится вернуться в мир. Маги могут заставить ее служить себе.

Естественно, что в качестве стратагемы выражение «Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу» следует понимать метафорически.

Вьетнамская историческая присяга

Истинные примеры из древности использовали ради современных политических целей и вьетнамцы, согласно комментарию «Жэньминь жибао» за июль 1978 г. Комментатор, не ссылаясь на Стратагему № 14, под заголовком «Кто разжигает национальную рознь?» рассуждает: «Уже давно вьетнамские газеты и журналы распространяют репортажи об исторической агрессии китайских феодальных князей против Вьетнама. При этом чиновники и военачальники вьетнамских королевских династий всячески возвеличиваются и представляются в виде современных пролетарских героев. Вьетнамские власти ежегодно организуют различные мероприятия в память исторических событий или личностей, проявивших себя в борьбе с китайской агрессией. Распространяются бесчисленные исторические пьесы, рассказы, заметки, пропагандистские плакаты и фотографии. В средней школе изучается борьба Древнего Вьетнама с китайскими феодалами.

Таким образом, всеми средствами создается образ агрессора с Севера... Это известный прием: говорить о старом, подразумевая новое».
Другими словами, постоянные воспоминания о давних нападениях Китайской империи на Вьетнам и героическом сопротивлении вьетнамского народа предстают здесь как средство разжигания вражды к КНР. Давно уже мертвые китайские агрессоры и их вьетнамские противники и являются тем «трупом», в который вдыхается новая жизнь посредством пропагандируемой вьетнамскими руководителями неприязни к КНР.

Стратагема №15
Сманить тигра покинуть гору

Побудить тигра покинуть гору.
Сманить тигра с его горы на равнину.
Отрезать противника от его базы.

а) Сманить тигра с горы на равнину, чтобы обезвредить его.
б) Сманить тигра с горы, чтобы затем без усилий занять гору (и таким образом также победить тигра).
в) Ослабить тигра, отдалив его от важнейшего помощника.
г) Стратагема изоляции. Отрезать тигра от тех, кого он защищает, чтобы затем легко обезвредить их.

Вынудить тигра покинуть гору.

Дождись срока, когда противник устанет.
Используй кого-нибудь для того, чтобы заманить его в ловушку.

ТОЛКОВАНИЕ:

В книге «Сунь-цзы» сказано: «Нападать на самые неприступные крепости - это плохая стратегия». Тот, кто бросается на штурм хорошо защищенных позиций, обрекает себя на неминуемое поражение. Если противник имеет лучшие позиции, нельзя ввязываться в сражение с ним в этом месте.

Когда противник организовал прочную оборону, только соблазн большого приобретения может побудить его покинуть свои позиции.

Если же противник имеет кроме того преимущество в силе, нужно ждать, пока силы его не истощатся, и тогда победить его станет возможным, лишь собрав воедино все ресурсы - природные и людские.

Смысл по "Книге перемен":

"Уйдешь - будут препятствия. Придешь - вернешься к истине"

Данная фраза взята из комментария к третьей черте гексаграммы № 39 Цзянь "Препятствие".

Нижняя часть гексаграммы Цзянь представляет собой триграмму Гэнь "Гора", верхняя - триграмму Кань "Вода". Гора - символ покоя, самодостаточности, прочности. Вода, как образ твердости под покровом мягкости, есть символ опасности, ловушки, интриги. Ключевую позицию в гексаграмме занимает третья черта, обозначающая рубеж двух триграмм. Эта третья девятка символизирует прочность позиции нижней половины, каковая, согласно толкованию третьей девятки, есть "пространство внутреннего счастья". Выходить за рубеж этого пространства или, говоря языком "Книги Перемен", "уходить" (данный термин обозначает движение от нижних к верхним чертам гексаграммы) было бы рискованно. Мудрый маневр в данном случае означал бы "возврат" к нижним иньским чертам, т.е. сохранение все того же бдительного покоя, что побудит противника обнаружить себя (ибо в нем присутствует янская черта и, следовательно, у него даже больше сил); перейдя же в нападение, он растеряет преимущества своей позиции.

Примеры:

Совет под Чэнем

Хань Синь (ум. 196 до н.э.) прежде служил Сян Юю (232 - 202), главному сопернику Лю Бана (ум. 195 до н.э.) в борьбе за императорский трон после падения китайской династии Цинь в 206 г. до н.э. Впоследствии, однако, он перебежал к Лю Бану, стал военачальником и оказал тому большие услуги (см. 8.1). За это Лю Бан дал ему в удел царство Чу. Когда Чжун Лимэй, крупный военачальник Сян Юя, после смерти последнего бежал и Лю Бан начал охоту за ним, Хань Синь укрыл его и не выполнил прямого приказа Лю Бана о его аресте.

В 201 г. до н.э. Лю Бану, уже императору Китая, донесли, что Хань Синь замышляет бунт. Лю Бан воспользовался стратагемой, подсказанной ему его советником Чэнь Пином (ум. 178 до н.э.). Он устроил инспекционную поездку в Юньмын (в нынешней провинции Хубэй) и созвал всех своих удельных князей на совет в уезде Чэнь (нынешняя провинция Хэнань). Когда Хань Синь получил это приглашение, ему ничего не оставалось, как подчиниться. Он боялся обвинения в беспорядках. Чтобы избежать этого, он принудил Чжун Лимэя к самоубийству и с его головой в качестве доказательства своей лояльности явился к Лю Бану, где и был арестован.

В этом примере совет в Чэнь служит для того, чтобы выманить Хань Синя – «тигра» - из его удела Чу («горы») и без труда обезвредить его. При этом Лю Бану наконец удалось лишить его ценного союзника, Чжун Лимэя.

Провели за нос

В стратагема может употребляться также в полемике. Противную сторону в споре заставляют нарушить сдержанность и заводят в менее знакомую или вообще чуждую область, где легче будет поймать ее на ошибке.

Кроме того, можно представить себе применение стратагемы при заключении торгового договора с иностранными бизнесменами, при формулировании статей о подсудности или о месте третейского суда. Эту статью можно составить таким образом, что в конфликтной ситуации партнер будет лишен привычного ему юридического обеспечения и окажется на незнакомой и потому неблагоприятной юридической почве.

Стратагема №16
Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти

То, что ловишь, сначала отпусти.
Тому, что хочешь захватить, сначала дай уйти.
«Ци и ци Фан» - «Обмануть кого-либо с помощью его же образа мыслей».

Стратагема «кошки-мышки».
Стратагема непротивления.
Стратагема завоевания сердец.

Если хочешь схватить, прежде дай отойти.
Теснимый противник будет еще сражаться.
Противник, имеющий пути для бегства, сражаться не будет.
Нужно преследовать его, не давая ему передышки,
Но и не тесня его чрезмерно.
Когда силы противника иссякнут,
Его воля сражаться исчезнет.
Когда же вражеская армия рассеется,
Ее можно пленить, даже не замочив в крови оружие.

Толкование:

Позволить противнику бежать не означает отпустить его. Нужно его преследовать, оставаясь на некотором отдалении от него. Сказано: «Преследуй плотно, но не тесно» («Сунь-цзы»). Не теснить здесь не означает отказа от преследования, просто нельзя вынуждать противника к бою.

Смысл по "Книге перемен":

"Необходимость ждать. Обладателю правды - свершение"

Эти слова взяты из афоризма к гексаграмме № 5 Сюй "Необходимость ждать".

Как и в предыдущем случае, стратег стоит здесь перед опасностью или ловушкой, символизируемой триграммой Кань "Вода". Одна на сей раз его позиция (обозначаемая триграммой Цянь "Небо", или "Созидание") очень сильна и имеет явное превосходство над позицией противника. Тем не менее наличие скрытой угрозы и здесь побуждает стратега не спешить пожинать плоды своей победы, но дождаться благоприятного момента для нанесения решающего удара. Эта необходимость проистекает из присутствия пятой иньской черты. В данном случае янская черта находится на своем месте (на пятой позиции) и поэтому символизирует стойкость и искренность. Это означает, что противник, оказавшись в безвыходном положении, будет сражаться до конца. Поэтому следует предоставить ему возможность отойти ("отпустить" его) для того, чтобы без усилия добиться полной победы над ним.

В «Цзо-чжуань», одном из тринадцати конфуцианских классических трудов, говорится: «Упусти врага на один день - принесешь несчастья многим поколениям».

Однако имеются обстоятельства, в которых рекомендуется применять стратагему № 16.

ПРИМЕРЫ:

Победа благодаря дружелюбию

После смерти Лю Бэя (ум. 223 н.э.), властителя государства Шу-Хань (в нынешней провинции Сычуань), Цао Цао из северокитайского царства Вэй решил, что критическая ситуация смены власти в Сычуани представляет удобный момент для нападения на это государство, которое значительно продвинет его к вожделенной цели - объединению всего Китая. Один из советников предложил Цао Цао заключить много союзов и с их помощью напасть на царство Шу-Хань с пяти сторон. В качестве одного из союзников был назван царь Мэнхо. Этот властитель неханьского народа правил к югу от царства Шу-Хань, в районе нынешней провинции Юньнань.

Известие об угрозе войны на пять фронтов достигло ушей нового властителя Шу-Хань. Его советнику Чжугэ Ляну удалось искусными мерами замедлить исполнение планов Цао Цао.

Сначала Чжугэ Лян сумел привлечь на свою сторону правителя У, третьего из трех царств, которого Цао Цао хотел сделать своим союзником. Так удалось отвести опасность с севера. Затем, однако, пришло известие, что Мэнхо со ста тысячами воинов напал на юго-западную границу царства Шу-Хань. Правитель Цзяньнина (Пунин в нынешней провинции Юньнань) Юн Кай, верный вассал погибшей династии Хань (206 до н.э. - 220 н.э.), по слухам, примкнул к Мэнхо. Чжу Бао, правитель Цзангэ, и Гао Дин, правитель Юэсуй, тоже, по-видимому, сдались Мэнхо. Три этих бунтовщика поддерживали Мэнхо в его нападении на район Юнчан. Положение его правителя выглядело совершенно безнадежным.

Такое развитие событий показалось Чжугэ Ляну столь угрожающим, что он сам принял командование южным походом 225 г., впоследствии ставшим знаменитым.

Когда три бунтовщика узнали, что советник государства Шу-Хань выступил против них, они мобилизовали более пятидесяти тысяч человек. Гао Дин поручил Е Хуаню выступить против авангарда шу-ханьской армии.

Под Ичжоу Е Хуань встретился с Вэй Янем, командующим авангардом шу-ханьской армии. Прежде чем началась битва, Вэй Янь выехал вперед, сразился с Е Хуанем и потребовал от него капитуляции. Но вместо того чтобы сдаться, Е Хуань подскакал к своему противнику и потребовал второй схватки. После первого же удара Вэй Янь почувствовал, что будет побежден, и бежал. Е Хуань бросился в погоню, через несколько миль попал в засаду и был доставлен к Чжугэ Ляну.

Последний, применяя Стратагему № 16, приказал развязать его, угостил вином и яствами и сказал: «Ведь Гао Дин - верный сторонник государства Шу-Хань. Он просто был обманут Юн Каем. Вернись к своему господину. Я надеюсь, что ты убедишь его раскаяться и вы оба будете на нашей стороне. Это спасет его от гибели».

Е Хуан поблагодарил его, уехав оттуда, нашел Гао Дина и рассказал ему, как дружелюбно обошелся с ним Чжугэ Лян. Гао Дин был глубоко тронут. Через некоторое время Юн Кай явлся в лагерь к Гао Дину и спросил, как случилось, что Е Хуан был отпущен на свободу. Гао Дин отвечал: «Чжугэ Лян сделал это из дружелюбия».

«Таким образом, Чжугэ Лян воспользовался стратагемой сеяния раздора, - сказал Юн Кай. - Он явно надеялся, что мы поссоримся» Гао Дин склонялся к тому, чтобы поверить Юн Каю, но, с другой стороны, в нем было посеяно сомнение относительно причин поведения Юн Кая. Через некоторое время Юн Кай и Гао Дин повели совместное наступление на Чжугэ Ляна. Но Чжугэ Лян устроил засаду. Многие нападающие погибли, а еще большее количество попало в плен. Люди Юн Кая и Гао Дина были доставлены в лагерь Чжугэ Ляна и там содержались раздельно. Чжугэ Лян пустил слух, что освободит воинов Гао Дина, а воинов Юн Кая казнит. Когда эта весть уже обошла всех, Чжугэ Лян велел привести к себе людей Юн Кая. «Кто ваш военачальник?» - спросил у них Чжугэ Лян. «Мы подчиняемся Гао Дину!» - закричали все. Тогда Чжугэ Лян, опять же пользуясь Стратагемой № 16, принял их с почетом, щедро одарил и отпустил в их лагерь.

Затем к нему привели настоящих людей Гао Дина, и он спросил их о том же. «Мы подчиняемся Гао Дину», - отвечали те. Их Чжугэ Лян также принял с почетом, в третий раз применяя стратагему № 16, угостил едой и питьем и в заключение сказал: «Юн Кай прислал ко мне посла, чтобы сообщить о своей капитуляции. В качестве доказательства своей преданности он обещал мне головы Гао Дина и Чжу Бао. Но я не пойду на это. Поскольку вы подчиняетесь Гао Дину, я отправляю вас к нему, но вы не должны больше сражаться против меня. В следующий раз я не пощажу вас».

Они поблагодарили, вернулись в свой лагерь и там рассказали то, что узнали о Юн Кае. Чтобы узнать больше, Гао Дин послал шпиона в лагерь к Чжугэ Ляну. Шпион попал в засаду. Когда его привели к Чжугэ Ляну, тот притворился, будто полагает, что к нему привели посланца от Юн Кая. «Твой господин обещал мне головы Гао Дина и Чжу Бао. Почему же он не выполняет своего обещания? Ты не слишком искусен. Что ты тут высматриваешь?» Шпион не смог ничего толком ответить. Чжугэ Лян угостил его и передал письмо. «Отнеси эту грамоту Юн Каю и скажи ему, что он должен быстрее выполнять обещанное».

Шпион передал послание Гао Дину. Когда тот прочитал его, то разгневался: «Я всегда был верен Юн Каю, а он хочет меня убить». И он решил посвятить в тайну Е Хуаня. Тот уже был сильно настроен в пользу Чжугэ Ляна и сказал: «Чжугэ Лян в высшей степени благородный господин. Плохо было бы оказаться его противниками. Это Юн Кай вовлек нас в бунт. Лучше всего было бы убить Юн Кая и перейти на сторону Чжугэ Ляна». Так они и сделали.

Гао Дин убил Юн Кая и Чжу Бао и перешел к Чжугэ Ляну, который назначил его правителем Ичжоу.

Конечно, Чжугэ Лян достиг здесь успеха не только с помощью стратагемы № 16, но и с помощью стратагемы сеяния раздора и стратагемы «Убить чужим ножом». Такая комбинация нескольких стратагем часто обозначается по-китайски как «цепь стратагем» («ляньхуаньцзи»).

Мао и его военнопленные

Как утверждает книга о стратагемах, «пойманная» мною на огромном книжном рынке в Тайбэе, Мао Цзэдун дважды вдохновлялся стратагемой № 16 - во время гражданской войны в Китае между коммунистическими войсками и армией Гоминьдана (1945 - 1949).

Мао воспользовался этой стратагемой в отношениях с попавшими в плен солдатами и офицерами противника.

Сначала были отобраны те, кого сочли особо приверженными Чан Кайши; их содержали в строгом заключении. С остальными солдатами и офицерами обращались в высшей степени хорошо. Чтобы распропагандировать их в пользу коммунистов, в первую очередь использовались так называемые «су ку хуэй». Это были собрания, на которых выходцы из нижних слоев общества, тщательно проинструктированные коммунистическими функционерами, сравнивали нужду и горе своих «братьев и сестер по классу» с роскошной жизнью верхних слоев, которым якобы покровительствовал Чан Кайши. Потрясенные этими сильно приукрашенными рассказами и материальными доказательствами - вплоть до веревки, на которой помещик повесил замученного отца рассказчика (в те времена, вероятно, четырехлетнего), - слушатели загорались ненавистью к господствующим классам и их политическим и военным представителям. Действенность приема впоследствии была по достоинству оценена в избранных трудах Мао. Кто из пленных солдат под его влиянием не вступал немедленно в Красную армию, того отправляли домой, снабдив деньгами на дорогу и добрым советом: «Когда в следующий раз столкнешься с нами на поле битвы, вспомни: китайцы не воюют против китайцев!..»

Мао рассчитывал, что отпущенные солдаты разовьют агитацию и вызовут брожение в армии противника, отчего снизится ее боевой дух. Кроме того, опровергалась пропаганда противной стороны относительно жестокости коммунистов.

Некоторые освобожденные, естественно, утверждали, что им удалось бежать и хвалили своим товарищам или подчиненным высокий боевой дух и дисциплину Народно-освободительной армии (Гоминьдан). Но другие устраивали саботаж или в критический момент перебегали на сторону коммунистов. И еще до того, как Красная армия приступила в апреле 1949 г. к решающей переправе через Янцзы, боеспособность гоминьдановской армии резко упала.

Так Мао удалось ослабить вражескую армию парадоксальным методом освобождения пленных. Конечно, военная мощь самого Мао была предварительным условием успеха стратагемы.

Отступление как наступление

К концу династии Восточная Хань (25 - 220 н.э.) город Юаньчэн захватили восставшие, называвшие себя «Желтыми повязками». Императорские войска под командованием Чжу Юня не смогли выбить их из города с помощью стратагемы № 6 и наконец сняли осаду.

«Желтые повязки», у которых было совсем худо с продовольствием, решили, что им представляется наконец подходящий случай для нападения на отступающую армию. Они сделали вылазку. Имперские войска сопротивлялись, но продолжали отход. Наконец город оказался в 20 милях от сражающихся. Теперь командующий мог приступить к исполнению давно задуманного плана. Он внезапно отдал приказ об ответном наступлении и послал часть войска, чтобы отрезать восставшим обратный путь. Те попытались рассыпаться в стороны, но везде натыкались на вражеские засады.

Для осады город Юаньчэн был практически неприступен, но после «отступления» он оказался оставлен защитниками, и занять его не составило труда для императорских войск.

Стратагема №17
Бросить кирпич, чтобы получить яшму

Бросить кирпич, чтобы получить взамен яшму;
отдать что-либо, не имеющее ценности, чтобы за это выманить что-либо ценное;
с помощью незначительного дара или благосклонности добиться значительного выигрыша;
отдать противной стороне что-либо ненужное ради того, чтобы позже получить что-либо значительно более существенное.

Толкование:

Способов совершить выгодный обмен существует великое множество, но лучший из них - выдать поддельное за подлинное, придав ему тот же вид и так возбудив в людях желание обладать этим.

Заманивать неприятеля взмахами флагов, боем боевых барабанов и гонгов - значит выдавать поддельное за подлинное.

Завлекать неприятеля, выставляя против него старых и малых или оставля ему свои запасы продовольствия - значит обменивать то, что ценится дешево, на то, что ценится дорого.

Смысл по "Книге перемен":

"Удар по недоразвитости"

Эта фраза представляет собой толкование верхней черты в уже известной нам гексаграмме № 4 Мэн "Недоразвитость".

Согласно толкованию Ю.К.Щуцкого, эта шестая девятка обозначает "окончание недоразвитости. Здесь указывается сила учителя, достигшего гармонии между знанием и новым актом познания. Этой силой он в состоянии разбить недоразвитость. Но если бы он просто навязал ученику свои знания, то поступил бы по отношению к нему как захватчик, как "разбойник" (ибо в толковании сказано: "не благоприятно быть разбойником"). Здесь все дело в том, чтобы "давать снадобье в соответствии с болезнью", чтобы разбить недоразвитость, которая, как "разбойник", захватила ученика".

Между тем верхняя триграмма Гэнь , согласно традиции, обозначает противника, и верхняя девятка соответствует основе его главной опоре. Как указывает ученый XI в. Чэн И, верхняя черта символизирует "предел непонимания". Речь идет, таким образом, о нанесении удара по основным силам противника, не понимающего обстановки, с тем, чтобы перенять его могущество. На возможность нанесения такого провокационного удара указывает вторая девятка - символ собственной активности. Высокая же вероятность активных действий противника вытекает из присутствия трех подряд иньских черт, соответствующей затяжной паузе в наших действиях: противник неосторожно заполняет эту паузу - и теряет свои силы.

Примеры:

Любопытный послушник

В эпоху Тан (VII - Х вв.) чаньский проповедник Цуншэнь учил своих послушников совместной медитации. Они должны были неподвижно сидеть с закрытыми глазами и путем очищения духа от всех мирских мыслей достигать состояния самоотречения.

Однажды перед вечерней медитацией монах объявил: «Сегодня вечером я отвечу на ваши вопросы. Кто достиг самого глубокого погружения в буддийское учение, может выйти вперед».

Все ученики сразу же среагировали на это принятием правильной позы и погружением в глубокую медитацию. Только один молодой послушник, который был о себе очень высокого мнения, вышел вперед и поклонился.

Монах Цуншэнь немедленно произнес: «Я-то бросал кирпич, чтобы получить яшму, а глядите-ка, что я получаю: необожженный кирпич!»

Это - анекдот из сборника буддийских поучений эпохи Сун. Предложение монаха, произнесенное перед медитацией, уподобляется кирпичу. Монах надеялся в конце длительной медитации обнаружить ученика, сильно продвинувшегося в познании путем просветления, - «яшму». Но ему это не удалось. Вместо этого он получил любопытного выскочку.

Предложение сотрудничества

Описание карикатуры: откормленный мужчина, явно какой-то чиновник, гнусно ухмыляясь, преклонил колени перед ямой. Эта яма символизирует упорное научное исследование, в которое прилежно зарылся некий ученый. Чиновник провозглашает: «Мы работаем вместе». Из ямы то и дело протягивается рука, подающая ему сверкающие драгоценные камни. На камнях написано: «Результаты исследований». Стоящий на коленях забирает камни. В левой руке он держит кирпич с надписью «Гибель от клеветы». Этот кирпич он собирается бросить в яму, как только работающий там человек отдаст ему драгоценные камни, доверяя его обещаниям сотрудничества.

Подпись к этой карикатуре, принадлежащей кисти Пань Вэньхоя и опубликованной в приложении к «Жэньминь жибао», гласит: «Получить яшму, а взамен бросить кирпич».

Конечно, получение «яшмы» здесь все равно является следствием бросания «кирпича», а именно пустых обещаний сотрудничества. Новым в этой карикатурной переработке Стратагемы № 17 является появление второго кирпича, который бросают на голову ученому после того, как он выполнит свое дело. Применяющему стратагему чиновнику, в научном отношении совершенно бездарному, конечно, хочется достичь научной славы за чужой счет.

36-й прием Шопенгауэра

«Ввести противника в смущение бессмысленным потоком слов. Речь идет о том, что часто человек, слыша всего лишь слова, полагает, что в них есть над чем подумать.

Если он в душе уверен в собственной слабости и если он привык часто слышать то, чего не понимает, делая вид, что понимает, то ему можно понравиться, произнося с серьезным выражением лица чепуху, звучащую учено и глубокомысленно, и выдавая ее за неоспоримое доказательство своего тезиса».
Так пишет немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788 - 1860) в своей «Эристической диалектике». Здесь бессмысленный поток речи является «кирпичом», а глубокое впечатление, которое он производит на партнера, - «яшмой». Но такого эффекта можно достигнуть не только бессмысленной словесной эквилибристикой, а и бессмысленным, но впечатляющим действием.

Стратагема №18
Чтобы обезвредить разбойничью шайку, надо сначала поймать главаря

Обезвредить предводителя или главный штаб организации противника, чтобы затем потратить значительно меньше сил на его разгром;
сделать противника безвредным, устранив верхушку.

Стратагема захвата вождя - стратагема удара по голове.
Стратагема выключения - стратагема архимедовой точки.

«Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются»,
"Таща за нитку, вытягивать петлю",
"Если бьешь змею, бей по голове",
"Если ведешь быка, веди за кольцо в носу".
Словосочетание «цинь цзэй цинь Ван» употребляется и как образное выражение в значении: в каждом деле надо начинать с главного.

Толкование:

Если одержал победу, нужно забирать все, что можно забрать. Взять маленькую добычу и пройти мимо большой - это дело выгодное для простых воинов, обременительное для командиров и опасное для предводителя всего войска. Одержать победу, не развязав твердый узел и не схватив предводителя означает «позволить тигру уйти в горы».

Как захватить предводителя: не обращать внимания на знамена и штандарты, а следить за тем, откуда идут команды, определяющие движения войск.

Смысл по "Книге перемен":

"Драконы бьются на окраине. Их власти приходит конец"

Данная фраза представляет собой толкование верхней черты гексаграммы № 2 Кунь "Исполнение".

Гексаграмма Кунь являет собою двойную триграмму Кунь- "Земля". Она обозначает пик покоя, тьмы, иньского начала. Это - Среда и условие всякого созидания, незримый фон всего происходящего. Что касается верхней черты, то она, находясь как бы в оппозиции к внутреннему состоянию гексаграммы и знаменуя предел инь, уже содержит в себе переход от инь к ян и, следовательно, появление на свет тайных процессов. В этом смысле дракон, обитающий в водной пучине и вечно скрытый от посторонних глаз, оказывается на рубеже своего сокровенного мира, и его власти "приходит конец". Точно так же правитель или стратег, перестав скрывать свои истинные намерения, тотчас теряют власть. Таким образом, внимание стратега должно быть приковано к верхней черте, которая символизирует предводителя. Побеждать же его надлежит средствами иньской тактики, подавляя импульсы шестой черты, отрезая пути к дальнейшим метаморфозам.

Примеры:

Обезьяны без дерева

Итак, образно выражаясь, как на войне, так и в жизненной битве следует в первую очередь найти «предводителя» «разбойничьей шайки». Такой предводитель может быть отдельным человеком или группой людей, а может быть предметом или определенной проблемой.

Когда «предводитель разбойников» установлен, встает задача направить на него острие атаки и уничтожить его. Это вызывает цепную реакцию в его окружении. Если все улажено без боя, то, согласно «И цзину», «Книге перемен», «драконья стая теряет вожака». Враждебная организация обезглавлена. В комментарии к Стратагеме № 18 говорится: «Если схватить вражеского предводителя, это может вызвать гибель всей силы противника. Если разрушена главная опора врага, он погибает. Если положить на лопатки вожака, приспешники разбегутся».

Эти строки напоминают о другом образном китайском выражении: «Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются».

Мао Цзэдун однажды сформулировал следующую мысль: «Как бы ни ярились зависящие от империализма паразиты, на их закулисных господ надежды мало. Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются и вся ситуация изменяется».

Эта цитата из 2-го тома Избранных трудов лидера Китая Мао Цзэдуна относится к связям между Японией и прояпонскими кругами в Китае, в частности в гоминьдановском правительстве Чан Кайши. Мао обвиняет прояпонские китайские группировки в том, что они позволяют употребить себя японцам в качестве «ножа» против китайских коммунистов (Стратагема № 3). Но поскольку Япония сама является «деревом», которое скоро будет срублено, находящиеся под ее защитой «обезьяны» тоже погибнут.

Через 35 лет так называемая «банда четырех», а именно шанхайский профсоюзный деятель Ван Хунвэнь, главный идеолог Чжан Чуньцяо, пропагандист Яо Вэньюань и супруга Мао Цзян Цин, согласно разоблачениям китайской прессы, явилась руководством опутывающей всю страну сети единомышленников - так называемой клики «банды четырех». Она добилась практически абсолютной власти над средствами массовой информации. И тем не менее эта система без гражданской войны оказалась обезврежена буквально в один день. Как это произошло?

В октябре 1976 г., через несколько недель после смерти лидера Китая Мао, четыре предводителя были арестованы.«С арестом "банды четырех" упало "дерево", и обезьяны разбежались с него». («Жэньминь жибао», 1979).

Стратагема №19
Вытаскивать хворост из-под очага

Не противодействуй открыто силе врага,
Но ослабляй постепенно его опору.

Толкование:

Вода закипает под действием силы, и эта сила - сила огня. Огонь - это сила ян, заключенная в силе инь, и она так велика, что до огня нельзя дотронуться.

Хворост - это опора огня, от которой огонь берет свою силу. Он дает жар, но сам по себе не горяч, и его можно без вреда взять в руки.

Так можно понять: даже если сила столь велика, что не подпускает к себе, возможно устранить ее опору.

Смысл по "Книге перемен":

"Образ Озера внизу и Неба вверху"

Речь идет о гексаграмме № 10 Ли "Наступление", или "Поступь". Смысл гексаграммы раскрывается в следующем афоризме: "Наступи на хвост тигра; он не укусит - свершение".

Расположение триграмм - Дуй "Озеро" внизу, Цянь "Небо" вверху - полностью соответствует природному закону, и правитель должен ему следовать: "Благородный муж, разделяя верх и низ, умиротворяет желания людей", - говорится в толковании этой гексаграммы.

Идея наступления, или поступи, выражена в доминировании "Неба", как апогея активной янской силы, над "Озером", которое находит завершение в своей верхней иньской черте. "Небо" соответствует тигру - царю зверей - и притом символизирует противника. Последний обладает в этой ситуации явным преимуществом. Между тем ключевое положение в гексаграмме занимает третья, единственная иньская, черта. Эта черта воплощает "покой в центре" и противостоит избыточной активности "Неба". В динамической структуре гексаграммы она представляет тенденцию к равновесию и гармонии и поэтому способна создать ситуацию, когда "мягкое наступает на жесткое". Можно предположить, что именно ей соответствует тот, кто "наступает на хвост тигра", а сам "хвост тигра" представлен четвертой девяткой. Так происходит потому, что мужская сила не видит себе врага в женской мягкости. Рассматривая вышеприведенные замечания по "Книге Перемен" вкупе с прилагаемыми к стратагеме толкованиями, можно сказать, что действия противника уподобляются кипящей воде, а его чувства - хворосту. Приводя к истощению боевой настрой противника, можно вынудить его отказаться от активных боевых действий.

ПРИМЕРЫ:

История Китая знает такие факты. В эпоху Борющихся Царств полководец Тань Дань из царства Ци был осажден войском царства Янь в городе Цзимо. Осада затянулась, а войско Тань Даня не получало подкреплений, и боевый дух его воинов заметно ослабел. Тогда Тань Дань объявил своим воинам: "Боюсь, как бы яньцы не отрезали носы нашим пленным воинам и не выставили их на передовой линии в качестве трофеев. Наши люди не смогли бы этому помешать".

Очень скоро слова Тань Даня стали известны яньцам, и те поспешили сделать именно так, как предрек Тань Дань. Увидев, как люди Янь поступили с их соотечественниками, осажденные пришли в ярость и стали прямо-таки рваться на бой с яньцами.

Тогда Тань Дань заслал во вражеский лагерь лазутчика, который сообщил яньцам: "Тань Дань боится, как бы осаждающие не разрыли городское кладбище, которое находится за городскими стенами. Для жителей Дзимо это было бы большим ударом".

Яньцы немедленно осквернили кладбище жителей Дзимо, и это вызвало такую бурю негодования в городе, что все горожане от мала до велика были готовы прямо-таки разорвать яньцев на куски.

Так Тань Дань сумел поднять боевой дух своего войска и в итоге успешно выдержал осаду.

Однажды ночью лагерь полководца У Ханя (I в н.э.) был атакован врагами, и воинов охватила паника. Между тем сам У Хань продолжал преспокойно лежать в своей походной кровати. Воины узнали об этом - и тут же успокоились.

В ту же ночь У Хань, собрав воедино свои лучшие войска, провел успешную контратаку.
Действия У Ханя - еще один пример того, как можно свести на нет преимущество противника прежде чем нападать на него.

Стратагема №20
Мутить воду, чтобы поймать рыбу

Воспользоваться скрытым разладом во вражеском стане,
Извлечь выгоду из его слабости и отсутствия постоянства.

ТОЛКОВАНИЕ:

Во время брожений и смуты появляется много противоборствующих сил. Слабейшие среди них крайне непостоянны в выборе союзников и противников. Противнику робкому и неспособному предвидеть события можно тотчас навязать свою волю.

В "Шести Наставлениях" сказано: "Войско, пораженное паникой, отряд, не признающий воинского порядка, воины, которые пугают друг друга могуществом неприятеля, блуждающие в войске испуганные взгляды и смущенный шепот, пугающие слухи, которые распространяются в войсках несмотря на все запреты, сомнения, высказываемые тысячами уст, воины, которые больше не боятся невыполнения приказов и потеряли всякое уважение к командирам, - вот верные признаки слабости войска".

Смысл по "Книге перемен":

Когда наступает вечер правитель уходит на покой

Гексаграмма № 17 Суй "Последование" являет образ Чжень "Грома", присутствующего в Дуй "Озере". "Озеро" следует импульсу "Грома" и перенимает его вибрацию. Аналогичным образом, говорится в толковании к гексаграмме, правитель должен следовать естественному течению времени и с наступлением вечера уходить на покой. Главное качество ситуации, представленной в гексаграмме, - движение, которое естественно проистекает из меняющихся обстоятельств. При этом янские черты предстают как отклик на затяжное преобладание инь; иными словами, они символизируют живой отклик зрелого мужчины на присутствие юной девушки. Следует заметить, что триграммы "Гром" и "Озеро" являются зеркально подобными, и их сочетание создает весьма устойчивую ситуацию.

ПРИМЕРЫ:

В середине IV в. Китайский правитель царства Цинь и вождь западных кочевых племен Фу Цзянь, объединив под своей властью весь Северный Китай, затеял большой поход против южнокитайского царства Цзинь. У реки Фэйшуй полумиллионное войско Фу Цзяня встретила цзиньская армия, насчитывавшая лишь около 80 тысяч воинов. Однако цзиньцы расположились так искусно, что Фу Цзянь издали принял за воинов кусты на склонах холмов и решил, что ему противостоит огромная сила. Засим командующий цзиньской армией направил Фу Цзяню послание, в котором просил циньцев отступить немного от берега реки, чтобы дать цзиньской армии возможность переправиться на северный берег Фэйшуй и там дать сражение циньцам. По существу, это предложение означало, что цзиньские воины уверены в успехе или, по крайней мере, полны решимости скорее погибнуть в бою, чем отступить. Умелые маневры цзиньской армии и ее вызывающее предложение посеяли семена сомнения и страха среди циньцев. Когда же Фу Цзянь отдал приказ отойти назад, разношерстное воинство Цинь, напуганное мнимой многочисленностью армии Цзинь и ее высоким боевым духом, неожиданно впало в панику и обратилось в бегство. Цзиньским воинам оставалось только преследовать бегущих врагов и уничтожать их поодиночке. Так свершилось "чудо на реке Фэйшуй": малочисленная армия Цзинь разгромила войско Фу Цзяня, равного которому по численности еще не знала история.
Рассказывают, что, когда главнокомандующему цзиньской армией Се Аню принесли донесение, в котором сообщалось об исходе сражения при Фэйшуй, он был занят игрой в шашки. Се Ань с невозмутимым видом прочитал депешу, отложил ее в сторону и, не говоря ни слова, продолжил игру. Лишь окончив партию, он все так же спокойно ответил приближенным, жаждавшим узнать, что было сказано в донесении: "Ничего особенного. Наши парни разгромили наголову циньских разбойников".

Стратагема №21
Золотая цикада сбрасывает чешую

Всегда сохраняй уверенный вид.
Не допускай изъянов в своей позиции.
Так можно не позволить союзнику поддаться страхам,
И не дать противнику повода предпринять нападение.

Толкование:

Когда вступаешь в бой вместе с союзником против общего неприятеля, необходимо со стороны оценить обстановку в целом.

Если в ходе сражения появляется новый противник, нужно уклониться от его атаки, сохраняя первоначальную позицию.

Это и называется "золотая цикада сбрасывает чешую", и прием сей означает не бегство от боя, а как бы раздвоение: войско производит скрытый маневр, в то время как его знамена и боевые барабаны не выдают его настоящих передвижений. Этот прием позволяет усыпить бдительность противника и предотвратить панику в рядах союзника. И тот, и другой не поймут, что произошло, до тех пор, пока войско не восстановит свою первоначальную позицию. Впрочем, такой маневр может пройти и вовсе незамеченным.

Прием "золотая цикада сбрасывает чешую" означает, таким образом, что мы направляем лучшие силы войска против нового противника, сохраняя в целости позицию в бою против первоначального противника.

Смысл по "Книге перемен":

"Гибкий и покойный: Исправление порчи"

"Исправление порчи" - русское название гексаграммы № 18 Гу. В гексаграмме Гу внизу находится триграмма Сюнь "Ветер", вверху - Гэнь "Гора". "Ветер" - символ мягкости и гибкости, "Гора" - символ покоя и устойчивости. Строение гексаграммы указывает, таким образом, на переход от гибкой подвижности к прочному покою или, что не менее важно, сочетание гибкости внутри и неподвижности снаружи. При этом "Ветер" как бы "заперт" "Горой", и его гибкость не находит адекватного выражения вовне. Как иньские, так и янские черты вверху и внизу не сочетаются друг с другом. Видимая же стабильность символизируется верхней янской чертой, всегда обозначающей завершающее качество, "исход" внутренней динамики гексаграммы. С точки зрения боевой тактики гексаграмма Гу описывает ситуацию, при которой войско, внешне не меняя своего расположения, производит внутреннюю рекогнисценировку, создавая для себя новые возможности ведения боя. Активность же противника практически не влияет на состояние собственных войск.

ПРИМЕРЫ:

В конце правления династии Хань, когда в Китае повсюду вспыхнули междоусобицы, могущественнейший в то время правитель северных областей Юань Шао двинул свои войска против его главного соперника Цао Цао. Одновременно союзник Цао Цао Лю Бэй, воспользовавшись благоприятным моментом, тоже выступил против Цао Цао и захватил город Сюйчжоу на восточных рубежах владений Цао Цао.

Цао Цао созвал своих советников, чтобы обсудить положение. Один советник сказао ему:
- Юань Шао остается вашим главным противником. Если вы перебросите войска, которые сейчас противостоят Юань Шао, к Сюйчжоу, он извлечет из этого немалую выгоду для себя.

- Лю Бэй - грозный противник, - ответил Цао Цао. - Если я не разобью его сейчас, я могу иметь большие неприятности в будущем.

Другой советник сказал:

- Юань Шао медлителен и всегда преисполнен колебаний и сомнений. Он не станет ускорять движение своих войск. Что же касается Лю Бэя, то он только что захватил Сюйчжоу и не пользуется поддержкой местных жителей. Надлежит напасть на него как можно быстрее.

Цао Цао последовал этому совету. Его лучшие войска совершили стремительный бросок на Сюйчжоу, нанесли серьезное поражение армии Лю Бэя и успели вернуться на прежние позиции еще до прихода войск Юань Шао.

Стратагема №22
Запереть ворота, чтобы схватить вора

Если противник немногочислен,
Окружай его на месте и уничтожай.

Толкование:

Необходимо запереть все двери дома и схватить воров. Сделать так нужно не потому, что эти воры очень опасны, но для того, чтобы в другом лагере не предоставили им убежище и не использовали бы их против нас.

Такими ворами являются, например, особые войска неприятеля или лазутчики, которым поручено действовать в нашем тылу.

В книге "У-цзы" сказано: "Предположите, что вы спрятали на обширной равнине только одного разбойника, но готового умереть. Тысяча человек станут ловить его, и все будут озираться, как совы, оглядываться по сторонам, как волки. Ибо каждый из них будет бояться, что тот внезапно выскочит и убьет его. Поэтому достаточно одного человека, решившего расстаться с жизнью, чтобы нагнать страх на тысячу человек" (перевод Н.И.Конрада).

Отсюда вытекает правило для преследователей: если разбойники имеют возможность убежать, они будут биться до последнего, не страшась смерти; но если у них не останется никаких путей к отступлению, они легко сдадутся на милость победителей. В иных же случаях преследование немногочисленного врага вообще бесполезно и даже грозит неприятностями.

Вот почему следует окружить на месте немногочисленную группу врагов и уничтожить ее. В противном случае враги могут убежать.

Смысл по "Книге перемен":

"Разорение. Не благоприятно иметь, куда выступить"

Речь идет о гексаграмме № 23 Бо "Разорение".

Данная гексаграмма характеризуется доминированием иньских черт, "вытесняющих" единственную янскую черту (последняя черта в гексаграммах считается "уходящей", отходящей в прошлое). Поскольку иньские черты, вообще говоря, символизируют "низких людей", а янские черты - "благородного мужа", то в данной гексаграмме представлен образ правителя ("благородного мужа"), окруженного "низкими людьми" и поэтому находящейся в ситуации неблагоприятной для действий. В толковании к гексаграмме дается совет "следовать обстоятельствам, созерцать образы, ценить отдохновение и действовать по-небесному". Сам по себе тезис "не благоприятно иметь, куда выступить", имеет два весьма разных, даже противоположных плана: с одной стороны, видимая бездеятельность благородного мужа соответствует его намерению остаться в своем доме и уничтожить там немногочисленных "воров"; с другой стороны, эта бездеятельность означает отказ от преследования убегающего противника, ибо такое преследование чревато непредвиденными осложнениями. Ценность гексаграммы Бо в данном случае определяется тем, что она помогает уяснить оба этих значения.

Примеры:

По преданию, законы древней династии Инь сурово карали того, кто выбрасывал золу из очага прямо на улицу. Ученик Конфуция Цзы-Гун был немало удивлен этим обстоятельством и попросил разъяснений у учителя. Конфуций ответил: "Дом Инь в самом деле знал, как править государством. Когда золу выбрасывают на улицу, частичка золы может попасть в глаз прохожему. И прохожий, у которого засорится глаз, непременно рассердится, а, рассердившись, полезет драться. Драка же - серьезное дело, которое затрагивает честь целой семьи и всего рода. В результате маленькая пылинка может привести к гибели большой род. Вот почему здесь было необходимо суровое наказание.

Люди страшатся суровых наказаний. Зола же - вещь пустяковая. Заставить людей быть бдительными в мелочах, чтобы избежать сурового наказания - в этом, поистине, заключается мудрость управления".

В древности, когда к власти пришла династия Чжоу, родственник царя Тай-гун получил удел в восточных областях государства. Прибыв на место, Тай-гун стал расспрашивать о достойных мужах округи, которые могли бы быть его советниками. Ему указали на некоего отшельника, прославившегося своими добродетелями и обширными познаниями. Тай-гун трижды предлагал ему должность советника в своей свите, но тот неизменно отказывался. И тогда Тай-гун приказал казнить отшельника.

Об этом происшествии узнал Чжоу-гун, мудрый советник чжоуского царя. Он немедленно приехал к Тай-гуну и стал его упрекать: "Как можно было, едва приехав в свой удел, казнить одного из прославленных мужей той области?"
- Тот человек, - ответил Тай-гун, - сказал мне: "Я не служу царю и не принимаю князей. Я пашу свое поле, пью воду из моего колодца и никого ни о чем не прошу". Я опасался, что этот человек своим поведением будет сеять в области беспорядок и учить людей не повиноваться власти. Поэтому я казнил его первого.

Стратагема №23
Дружить с дальним и воевать с ближним

Когда мы стеснены в позиции и скованы в действиях,
Нужно извлекать выгоду из слабостей противника вблизи и избегать ведения войны против противника вдали.

Толкование:

В войне, в которой участвуют много сторон, возникает много разных союзов, где каждый ищет выгоду для себя.

Войну против отдаленного противника вести трудно, а союз с ним заключить легко. Союз же с ближним партнером, если он вдруг прервется, грозит поражением.

Строя свои планы сообразно географическому положению царств, Фань Суй сполна осуществил этот принцип.

Смысл по "Книге перемен":

"Вверху - Огонь, внизу - Озеро"

Гексаграмма № 38 Куй "Разлад": "В незначительных делах счастье. Благородный муж разделяет, сводя вместе". Вверху - триграмма Ли "Огонь", внизу - триграмма Дуй "Озеро". Огонь стремится вверх, вода течет вниз, это вещи по природе своей противоположные. В подражание этому сочетанию благородный муж должен "пребывать со всеми в согласии, но никому не уподобляться и искать единство в различиях". В толковании к гексаграмме говорится также: "Две женщины живут под одной крышей, но между собой не общаются". Вместе с тем оппозиция второй девятки и пятой шестерки благоприятна для свершения "малых дел".

С точки зрения военной стратегии гексаграмма описывает состояние раздора и усобиц в мире, которое по закону перемен предвещает новое всеобщее воссоединение. Однако время для "великого свершения", т.е. завоевания единоличной власти, еще не пришло. Возможно лишь установление временного союза с отдаленным партнером с целью разгрома ближних врагов.

Примеры:

В середине IV в. до н.э. царство Цинь, самое могущественное из всех древнекитайских царств того времени, захватило часть земель своего восточного соседа - царства Вэй. Было очевидно, что цинский правитель на этом не остановится. Правители пяти крупнейших государств - Вэй, Чу, Янь, Хань и Ци - заключили между собой союз с целью противостоять натиску Цинь.

В это время талантливый дипломат из царства Вэй по имени Фань Суй, подвергшийся у себя на родине неслыханным унижениям со стороны завистливых царедворцев, перебрался в Цинь и предложил свои услуги стратега циньскому царю. Последний поначалу хотел напасть на царство Ци, проведя свое войско через земли Хань и Вэй, лежавшие между Цинь и Ци. Фань Суй отверг этот план. "Чтобы пройти через земли Хань и Вэй, потребуется большое войско, - сказал он правителю. - А послать большое войско далеко от рубежей царства - значит ослабить свое государство и подвергнуть себя опасности. Вспомните, как царство Ци напало на царство Чу. Ци одержало большую победу и захватило десять тысяч квадратных верст чуской земли. И сколько же из этой земли цисцы смогли удержать? Ни одного вершка! Ци располагалось слишком далеко от этих земель, и находившиеся поблизости царства Хань и Вэй воспользовались завоеваниями Ци в своих интересах. Вам следовало бы искать союза с отдаленными государствами и воевать со своими соседями. Тогда каждая пять земли, завоеванная вами, навсегда станет вашим владением. Поскольку царства Хань и Вэй расположены в самой середине обитаемого мира, вам следовало бы первым делом наладить с ними дружеские отношения. Тогда вы сможете усилить натиск на Чжао и Чу. Если Чу окажется сильнее, тогда Чжао отступит перед вами. Если же сильнее окажется Чжао, тогда перед вами отступит Чу. Во всяком случае и Чжао, и Чу перейдут на вашу сторону. Это напугает правителя Ци, и он пришлет вам богатые подарки, чтобы завоевать вашу дружбу. А когда вы установите тесные связи с Ци, вам будет гораздо легче завоевать Хань и Вэй..."

Правитель Цинь счел доводы Фань Суя весьма разумными, но прибавил:
- Я уже давно желаю установить добрые отношения с Вэй, и все-таки не могу добиться своей цели. Что мне нужно делать?

- Сначала используйте льстивые речи и богатые подарки, - ответил Фань Суй. - а потом предложите вэйскому царю уступить вам земли. Если он откажется, начинайте войну против него.

После этого разговора Фань Суй завоевал полное доверие циньского государя и стал его первым советником. Он никогда не оставлял без награды тех, кто хотя бы немного помог ему, и никому не прощал даже малейшей обиды. Он оставался у власти в течение двенадцати лет и уступил свой пост тому, кого сам назначил своим преемником.

Фань Суй ушел в отставку в 255 г. до н. э. Через двадцать пять лет царство Хань пало под ударами циньских войск, еще пять лет спустя циньцы завоевали царство Вэй, а еще через два года - царство Чу. Наконец, в 221 г. до н.э. Цинь поглотило царство Ци, и циньский правитель стал императором всего Китая.

Стратагема №24
Потребовать проход через Го, чтобы напасть на него

Кто-то слабый зажат между двумя сильными врагами.
Противник угрожает подчинить его себе.
Я же под предлогом помощи слабому укрепляю свои позиции.

Толкование:

Доступ войск на земли слабого соседа нельзя получить только с помощью красивых слов. Нужно, чтобы он понял, что, не пустив мои войска к себе, он подвергнет себя угрозе не только нашествия противника, но и войны на два фронта.

Если в такой обстановке противник станет еще настойчивее угрожать соседу, будет тем более легко сыграть на его отчаянии и страхах, и добиться всего даже без применении силы. Тогда можно захватить всю его территорию, даже не приводя в действие войска.

Смысл по "Книге перемен":

"Истощение. Речи будут обманчивы"

Гексаграмма № 47 Кунь "Истощение". Гексаграмма в целом являет картину янских черт в окружении иньских и тем самым символизирует невозможность развития активного импульса. Впрочем, этот импульс, обозначаемый в особенности второй и пятой девятками, остается весьма устойчивым. Поэтома гексаграмма Кунь выражает также настойчивый поиск способов преодоления препятствий, для чего требуется и необыкновенные духовные качества. Как сказано в толковании на гексаграмму, "Великому человеку - счастье".

Внизу находится триграмма Кань "Вода", вверху - триграмма Дуй "Озеро". Согласно толкованию, гексаграмма выражает ситуацию, когда "в озере больше не осталось воды"; всякое движение вперед чрезвычайно затруднено. Кроме того, "Вода" ассоциируется с ложью, обманом, "Озеро" - с речью. В этой ситуации Истощения даваемым обещаниям, как правило, суждено оказаться несбыточными и обманчивыми. Гексаграмма Кунь особенно подчеркивает шаткость собственной позиции, что заставляет прибегать к обману и создает атмосферу недоверия и подозрительности.

Примеры:

В эпоху "Весен и Осеней" (VIII-V вв. до н.э.) князь удела Цзинь потребовал у правителя удела Ю пропустить его войско, собиравшееся напасть на город Го. Советник князя Сюнь Си сказал ему:

- Предложите правителю Ю свою лучшую яшму и лучшие колесницы, и он откроет для вас свои границы.

- Но моя яшма - это достояние рода, и мои лошади дороги мне, - ответил князь. - Я боюсь, что он примет мои подарки, но не позволит мне войти в его владения.
- Он не примет подарков, если откажется выполнить вашу просьбу. А если он согласится, то считайте, что отправили яшму и лошадей на временное хранение.

В конце концов князь решил послать подарки. Правитель Ю очень хотел принять их, но его советник Гунцзы Ци сказал ему:

- Эти дары принимать нельзя. Город Го защищает нас, как губы защищают зубы. Если мы откроем проход для войск цзиньского князя, мы падем вместе с Го.

Однако правитель не послушался своего советника и впустил войско Цзинь на свои земли.

Сюнь Си повел войска на Го и захватил его, а спустя три года напад на Ю и тоже захватил его.

Когда Сюнь Си торжественно возвратил князю Цзинь его яшму и лошадей, тот сказал:
- Яшма такая же, как прежде, а вот лошади постарели.

В конце исторической для Китая эпохи Борющихся Царств правитель Цинь попросил правителя маленького царства Чжао пропустить его войска, которые шли походом против царства Хань. Советник правителя Чжао предложил ему такой план:
- Мы можем отправить гонца в Хань и разъяснить ханьскому правителю, что в обмен на часть его земель можем привести на помощь войска Чу - злейшего врага Цинь. А потом мы отправим посла в Цинь с таким донесением: "Правитель Хань предложил нам часть своих земель для того, чтобы поссорить Чжао и Цинь. Мы не смеем отказаться от этого предложения, чтобы не навлечь на себя его гнев". Тогда правитель Цинь будет вынужден согласиться с тем, что мы приняли дар ханьцев, и в итоге мы извлечем выгоду, не восстанавливая против себя правителя Цинь.

Стратагема №25
Выкрасть балку и подменить колонны, не передвигая дома

Вынуждать союзника постоянно менять свое построение.
Пользоваться беспорядком в его рядах, чтобы истощить его силы.
Дождаться, пока он потерпит поражение
И самому стать победителем.

Толкование:

Построение войска в битве подобно устройству дома. То, что называют "осью небесного равновесия", которая проходит по центру позиции с востока на запад перпендикулярно построению войск, есть как бы продольная балка дома. То, что называют "земной осью", которая проходит параллельно позиции с юга на север, есть как бы боковые колонны дома.

Поэтому, глядя на расположение войск, мы можем знать, где находятся лучшие части.

Ведя сражение совместно с третьей стороной, мы можем по много раз вынуждать ее перестраивать свою позицию и незаметно посылать в бой лучшие части противника вместо собственных воинов, тем самым "выкрадывая балку и подменяя колонны" в позиции союзника.

Если сей маневр проведен удачно, позиция союзника ослабеет, и можно будет без труда вести сражение его войсками. Такова лучшая тактика, если нужно "воевать с противником руками другого противника".

Смысл по "Книге перемен":

"Затормози свои колеса"

Этот афоризм взят из толкования на вторую черту гексаграммы № 64 Вэй цзи "Еще не конец".

Эта последняя в традиционной композиции "Книги Перемен" гексаграмма состоит из триграммы Кань "Вода" внизу и триграммы Ли "Огонь" вверху. Гексаграмма обозначает распад и хаос - вследствие разнонаправленной природы "Воды" и "Огня" - и необходимость сохранения сил для нового развития.

Если удастся сберечь силы, то будут благоприятные условия для новых свершений. Ключевую роль здесь играет вторая девятка, окруженная иньскими чертами. Эта ситуация означает вынужденную остановку в пути и даже задний ход, необходимый для последующего продвижения вперед. Аналогичный комментарий дается и для первой девятки предыдущей гексаграммы № 63 Цзи цзи "Уже конец".

Отсутствие открытого противостояния с противником и частичное отступление являются здесь залогом будущей победы над противником, имеющим преимущество в силе.

Примеры:

В середине V в до н.э. в древнем китайском царстве Цзинь власть принадлежала шести могущественным фамилиям: Чжи, Хань, Вэй, Чжао, Фань и Чжунхан. Самым сильным из них было семейство Чжи, возглавляемое Чжи Бо. Амбиции Чжи Бо не имели границ. Он заключил союз с семьями Хань, Вэй и Чжао, уничтожил кланы Фань и Чжунхан и захватил их земли. После этого он потребовал от клана Хань уступить ему свои владения. Предводитель клана Хань, Хань Кан-цзы, поначалу хотел дать отпор нахалу, но его советник сказал ему:

- Чжи Бо - человек алчный и злобный. Если мы не уступим ему, он захватит наши владения силой. В будущем он непременно захочет отобрать еще чьи-нибудь земли, и тогда, возможно, нам представится случай отомстить ему.

Хань Кан-цзы послушался своего советника и выразил покорность Чжи Бо. Последний, окрыленный успехом, в скором времени стал притязать и на владения семейства Вэй. Глава последнего, Вэй Хуань-цзы, тоже не оказал открытого сопротивления Чжи Бо в надежде дождаться благоприятного момента для того, чтобы освободиться от его диктата в будущем.

Наконец, Чжи Бо потребовал изъявления покорности от семейства Чжао. Глава этого клана, Чжао Сян-цзы, не хотел ничего слышать. Тогда Чжи Бо повел свои войска во владения Чжао и осадил их столицу. Он приказал построить плотину на протекавшей рядом реке, чтобы затопить город. Вода поднялась почти до самого верха городского рва. В городе начался город, но его защитники поклялись стоять до последнего.

Однажды Чжи Бо в сопровождении Вэй Хуань-цзы и Хань Кан-цзы отправился посмотреть на осажденный город.

- Ну вот, - удовлетворенно сказал он, - теперь я знаю, что для того, чтобы уничтожить город, достаточно одной воды!

Услышав эти слова, Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы многозначительно переглянулись: они разом подумали о реках, которые протекали у их родных городов.

Очень скоро Чжао Сян-цзы прислал из осажденного города гонца к Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы, рассчитывая склонить их на свою сторону:

- Если отрезать губы, то зубам будет холодно, - сказал гонец. - Когда падет Чжао, наступит ваш черед.

И тогда Хань Кан-цзы и Вэй Хуань-цзы вступили в сговор с Чжао Сян-цзы.

Через некоторое время Чжао Сян-цзы послал группу ловких воинов разрушить плотину на реке, и вода затопила лагерь Чжи Бо. Одновременно армия Чжао вышла из города и легко смяла расстроенные ряды осаждавших. Сам Чжи Бо был убит в бою.

Трое победителей разделили между собой земли клана Чжи, а Чжао Сян-цзы сделал из черепа Чжи Бо чашу для вина.

Стратагема №26
Грозить Софоре, указывая на тут

Начальник, желающий укротить подчиненного,
Должен прежде внушить ему глубокий страх, чтобы тот служил предупреждением.

Толкование:

Если подчиненный не проявляет повиновения перед лицом неприятеля, если он насмехается над приказами и отвергает все попытки заставить его подчиняться, следует намеренно допустить промах и наказать за него кого-то постороннего, чтобы это послужило скрытым предостережением.

Усердие подчиненных подогревают обещаниями наград, но также и угрозами. Это может быть полезным приемом для полководца, который командует незнакомым ему войском.

Смысл по "Книге перемен":

"Твердость окажется действенной. При встрече с опасностью будь уступчив"

Здесь цитируется толкование на гексаграмму № 7 Ши "Войско".

Полный текст комментария к гексаграмме Ши гласит: "Полководец может привести войско к праведности и стать правителем. Твердость в середине имеет благотворное воздействие. При приближении опасности надо быть чувствительным. Так покоришь Поднебесную, и люди последуют за тобой. Большая удача. Хулы не будет".

Гексаграмма являет картину всепобеждающего импульса, представленного единственной янской чертой, подчиняющего себе косную, уступчивую стихию инь. Стержень гексаграммы составляют отношения второй девятки и пятой шестерки. Последняя соответствует "царскому месту" в гексаграмме. Слабость пятой иньской черты перед лицом второй девятки указывает на возможность превращения полководца в царя, которому покорится весь мир.

Триграмма Кань "Вода" внизу знаменует близость опасности, триграмма же Цянь "Земля" вверху означает полную неясность, неоформленность ситуации, которая не может быть разрешена гласным способом посредством, например, суда, но требует решительных, не терпящих обсуждений действий. Так полководец распределяет наказания в войске в соответствии с требованиями обстановки.

Примеры:

Генерал династии Суй (VI в.) Ян Су славился строгим обращением с воинами. Накануне сражения он внезапно устраивал расследования ошибок, совершенных его подчиненными, и каждый раз приказывал казнить с десяток человек. На месте казни, стоя перед потоками крови, струившимися по земле, он непринужденно разговаривал и смеялся.

Перед началом сражения он посылал вперед одну-две сотни воинов с заданием разгромить передовые отряды противника. Если это задание не было выполнено, он предавал казни всех, кто участвовал в нападении. Затем Ян Су посылал более многочисленный отряд. Если и этот отряд не добивался успеха, он тоже отдавал приказ перебить его до последнего человека.

После этого вся армия, напуганная свирепым нравом командира, бесстрашно шла в бой и побеждала. Ян Су не проиграл ни одного сражения в своей жизни.

В древности сановник Гань Мао был назначен командующим войска Цинь, посланного для захвата города Иян. Когда войско подошло к Ияну, Гань Мао трижды приказывал бить в боевые барабаны, служившие сигналом к атаке, но воины не двигались с места. Один из приближенных сказал Гань Мао:

- Если вы не заставите войнов повиноваться вам, у вас будут большие неприятности.
- Я был назначен командующим потому, что обещал правителю захватить Иян, - ответил Гань Мао. - Если завтра я не возьму город, он станет моей могилой.
Тогда Гань Мао раздал все свои сбережения воинам. Наутро, когда вновь зазвучали боевые барабаны, воины Гань Мао решительно пошли в атаку, и Иян был взят штурмом.

Стратагема №27
Притворяться глупцом, не поддаваясь вожделениям

Лучше сделать вид, что ничего не знаешь и не хочешь ничего делать,
Чем делать вид, что владеешь знанием, и действовать безрассудно.
Тот, кто пребывает в покое, не раскрывает своих планов.

Толкование:

Нужно делать вид, что не знаешь, и знать воистину; делать вид, что ничего не собираешься предпринимать, пока невозможно действовать, но переходить к действиям, когда возможно.

В книге "Сунь-цзы" сказано: "Тот, кто искусен в делах войны, не приобретает славы за свою хитрость и не получает наград за свою храбрость".

Пока не подошло время действовать, нужно хранить покой и выглядеть как можно большим глупцом. Если же дать волю своим желаниям, подобно настоящему безумцу, непременно выдашь свои истинные намерения, а само действие будет несвоевременным и вызовет всеобщие подозрения.

Тот, кто ведет себя, как глупец, побеждает. А тот, кто видит себя, как безумец, терпит поражение.

Еще китайцы говорят: "Притворяясь глупцом, можно противостоять противнику и притом управлять войском".

Смысл по "Книге перемен":

"Гром в облаках. Гексаграмма Чжунь"

Данная триграмма являет собой образ Чжень "Грома" (нижняя триграмма), который распространяется, растворяется в Кань "Воде" (верхняя триграмма), трактуемая здесь как "Облака". Общий же смысл гексаграммы - это "изначальное свершение", зарождение процесса, еще не принявшего зримые формы. Находящаяся вверху "Вода" предвещает опасность и истощение первичного импульса действия, тем более что пятая девятка (янская черта на "царском месте") свидетельствует о превосходстве противника в силе. Поэтому в данной ситуации, как говорится в комментарии, "не надо никуда выступать", "благоприятна стойкость". Надлежит скрывать свои намерения, дожидаясь благоприятного времени для их осуществления.

Примеры:

В эпоху Сун полководец Ди Усян (1008-1057) получил от императора приказ усмирить варварские племена на южных рубежах империи. Жители Юга в те времена были очень суеверны и не предпринимали ни одного дела без молебна богам. Чтобы поднять дух своих воинов, У Дисян тоже устроил молебен и обратился к ним с такой молитвой:
- Я не знаю, одержу ли я победу или потерплю поражение. Вот сотня монет. Я подброшу их воздух, и если судьба милостива к нам, они все упадут лицевой стороной вверх.

Приближенные Ди Усяна бросились его отговаривать от этой затеи:

- Вы не должны так рисковать! - говорили они. - Ведь на кон поставлен боевой дух всего войска.

Однако Ди Усян, не обращая внимания на эти уговоры, подбросил монетки и... они все упали лицевой стороной кверху!

Все войско издало громкий крик радости, эхом прокатившийся по долине.

Ди Усян велел прибить каждую монетку гвоздиком и накрыть монеты шелковой вуалью.
- Когда мы вернемся с победой, - сказал он, - я поднесу эти монеты в дар богам.

Засим Ди Усян повел своих воинов на юг и одержал блистательную победу над мятежными племенами. Вернувшись в свой лагерь, он велел собрать монеты, и тогда все увидели, что у них обе стороны были лицевые!

В начале правления сунской династии полководцы Цао Бинь и Пань Мэй по приказу императора пошли в поход на город Тайюань, занятый врагами династии. Они предприняли успешный штурм и уже почти было захватили город, как вдруг Цао Бинь приказал сунским войскам отступить и вернуться в столицу.

Пань Мэй, конечно, стал настойчиво расспрашивать Цао Биня о причине его неожиданного решения. Цао Бинь долго отмалчивался, но в конце концов сказал:
- Наш император несколько раз лично пытался взять Тайюань, но успеха не имел. Вот о чем нужно думать!

Когда же оба генерала вошли в тронный зал дворца, Цао Бинь обратился к императору с такими словами:

- Непревзойденная военная мудрость вашего величества не помогла вам захватить Тайюань. Могли ли мы сделать это?
Император опустил голову и не сказал ни слова.

Стратагема №28
Завести на крышу и убрать лестницу

Обмануть собственных воинов, обещав им легкую победу.
Толкать их вперед, отрезав им пути к отступлению и сделав их пленниками местности смерти.

Толкование:

Людей заставляют стремиться вперед, обещая им большую выгоду. Эта выгода должна казаться очень доступной, иначе она не будет манить к себе. Посему, прежде чем убрать лестницу за тем, кто забрался на крышу, прежде нужно создать видимость легкого успеха.

Смысл по "Книге перемен":

"Встретишь яд, место не подобающее"

Данная фраза взята из толкования к третьей черте гексаграммы № 21 Ши хо "Стиснутые зубы".

Эта гексаграмма имеет внизу триграмму Чжень "Гром", а вверху - триграмму Ли "Огонь". Нижняя янская черта символизирует решительное и быстрое действие с целью захвата добычи (посредством как бы "сжимания челюстей"). Последняя соотносится с четвертой девяткой, о которой в толковании сказано: "вырвешь мясо, присохшее к кости". Позиция противника, обозначаемого верхней триграммой, кажется извне сильной, внутри же она уязвима. Вместе с тем комментарий к третьей черте гласит: "Вырвешь окосневшее мясо, но встретишь яд. Небольшое сожаление. Место не подобающее". В данном случае третья шестерка выступает и как начальная черта внутренней триграммы Кань "Вода", которая ассоциируется с ядом, опасностью. Этот яд, несомненно, символизирует те опасности, которые ожидают воинов, совершивших смелый налет на врага и лишившихся путей к отступлению.

ПРИМЕРЫ:

В 204 г. до н.э. основоположник династии Хань приказал своему самому способному генералу Хань Синю ударить в тыл его главному сопернику Сян Юю. Хань Синь повел свое сорокатысячное войско через горы Тайхан. Путь его лежал через враждебное царство Чжао, где у выхода из горного ущелья расположилась лагерем двухсоттысячная чжаоская армия. Хань Синь как ни в чем не бывало провел своих воинов через горный проход и остановился, лишь приблизившись вплотную к лагерю чжаосцев. Тогда он направил две тысячи всадников к лагерю, велев им занять лагерь, как только войско Чжао выйдет сражаться с основными силами Хань Синя. Затем он вывел вперед свой авангард, насчитывавший десять тысяч человек, и поставил воинов так, что за их спиной оказалась река. Увидев этот маневр, чжаоские военачальники только рассмеялись, ибо выбрать позицию таким образом, что воинам было некуда отступать, считалось грубым промахом.

Уверенные в своей победе, чжаосцы ринулись вперед, забыв об осторожности. Между тем при приближении армии Чжао передовые ряды авангарда Хань Синя расступились, и значительная часть чжаосцев оказалась почти в полном окружении. Завязалась жестокая битва, в которой воины Хань Синя, прижатые к реке, сражались с необыкновенной храбростью, тогда как чжаоские военачальники не могли воспользоваться численным перевесом своих воинов. Тем временем две тысячи всадников Хань Синя, сидевшие в засаде, заняли чжаоский лагерь и выставили на его стенах пурпурные знамена Лю Бана. В скором времени командующий армией Чжао приказал своим войскам отойти к лагерю, чтобы перестроиться. Когда чжаосцы увидели на стенах лагеря знамена Лю Бана, их охватила паника, и они бросились врассыпную. Так Хань Синю удалось разгромить армию Чжао и даже взять в плен чжаоского царя.

Стратагема №29
На сухом дереве развесить цветы

Привлечь к себе несколько отрядов союзника:
небольшая сила может принести, большой результат.

Толкование:

На этом дереве не бывает цветов, но вообще-то на дереве цветы могут быть.

Если вырезать из шелка цветы и умело приладить их к дереву, то рассмотрев их вблизи, не обнаружишь подделку.

Но цветы и дерево должны соответствовать друг другу, и тогда получится прекрасная картина.

А потому, позаимствовав из армии союзника лучшие отряды, можно значительно усилить свою позицию и сильно напугать неприятеля.

Смысл по "Книге перемен":

"Лебедь приближается к вершине
Его перья могут быть применены в обрядах"

В соответствии с предложением ряда китайских комментаторов слово "суша" в оригинале заменено на более подходящее в данном контексте слово "вершина".

Данная фраза представляет собой толкование к шестой черте гексаграммы № 53 Цзянь "Течение".

Данная гексаграмма заключает в себе идею последовательного развития, продвижения вперед, символизируемого образом лебедя. Внизу - триграмма Гэнь "Гора", символ покоя и прочности; вверху - триграмма Сюнь "Ветер", символ легкости и вездесущности. Гора не может противостоять движению Ветра, но и Ветер не может опрокинуть Гору. Такая ситуация означает, что собственные войска не имеют достаточно силы для самостоятельной атаки. Ветер же в верхней триграмме обозначает не противника, а союзника, который обладает преимуществом в силе (пятая янская черта) и находится на передней линии атаки. Динамика гексаграммы указывает на постепенное продвижение вперед вслед за союзническим войском. Шестая девятка знаменует плоды этого наступления, причем союзническая армия используется как своего рода "декорум" к победе, присвоенной нами. Таков смысл слов о том, что "перья лебедя могут быть применены в обрядах".

Название данной стратагемы восходит к известной поговорке: "на железном дереве распускаются цветы". Ее смысл состоит в том, чтобы воспользоваться плодами победы, одержанной другими.

Примеры:

В 529 г. до н.э. сановник китайского царства Вэй Эр Чжужун послал своего приближенного Хоу Юаня на усмирение полководца Хань Лоу, поднявшего мятеж против вэйского правителя. Эр Чжужун придал Хоу Юаню только семьсот конных воинов, пояснив:
- Хань Лоу - человек в высшей степени коварный. Если дать вам большое войско, это не поможет вашему делу. Горстки людей будет для вас достаточно, чтобы победить его.

Хоу Юань отправился в поход со всей торжественностью, чтобы скрыть малочисленность своего войска. Войдя во владения Хань Лоу, он устроил засаду и сумел рассеять десятитысячное войско мятежников, захватив в плен пять тысяч человек. На следующий же день он приказал отпустить пленников, разъяснив недовольным приближенным:

- Наши силы слишком малочисленны. Мы можем добиться своей цели только хитростью.

Подождав, когда пленники вернутся к себе в крепость, он с небольшим отрядом подъехал к крепости и, не таясь, стал стучать в ворота. Видя такую смелость, Хань Лоу решил, что отпущенные пленники перешли на сторону Хоу Юаня, и обратился в бегство, но вскоре был пойман и казнен.

Так Хоу Юаню удалось с малыми силами подавить большой мятеж.

Стратагема №30
Пересадить гостя на место хозяина

Нащупывать вход и продвигаться вперед,
Пока не достигнешь главенства.

Толкование:

Тот, кто прислуживает другим, - человек из челяди, но тот, кто садится на почетном месте, - гость.

Тот, кто не может усидеть спокойно на этом месте, - гость случайный, но тот, кто уселся прочно, - гость, пришедший надолго.

Тот из приглашенных, кому не предлагают принять участие в делах хозяина, - гость, не пользующийся уважением. Но тот, кто может заняться делами хозяина, способен добиться власти и стать хозяином воистину.

А посему существуют следующие шаги превращения гостя в хозяина:
первый шаг - соперничество за место гостя;
второй шаг - отыскание входа;
третий шаг - вход в дом;
четвертый шаг - достижение главенства;
пятый шаг - превращение в хозяина.

Стать хозяином означает присоединить к себе войско соперника.
Такова хитрость "постепенного внедрения".

Смысл по "Книге перемен":

"Постепенное продвижение"

Данное выражение вновь отсылает к гексаграмме № 53 Цзянь "Течение". В этот раз на передний план выходит мотив постепенного продвижения вперед в условиях, когда неприятель обладает заметным превосходством в силе. Это медленное, осторожное наступление выражено двумя мотивами: полетом лебедя и приходом в дом новой жены. Шесть последовательных черт гексаграммы толкуются в комментариях как достижение лебедем "берега", "скалы", "суши", "дерева", "холма" и "вершины" (в оригинале - видимо, по ошибке - снова "суши"). Аналогичным образом, жена особым церемониальным шагом - медленно и осторожно - входит в дом мужа, минуя последовательно ворота, двор, гостиную, жилую комнату и, наконец, входя в спальню и достигая брачных покоев. Третья и четвертая шестерки в гексаграмме обозначают кризис в середине пути. Пятая же и шестая девятки знаменуют плоды этого настойчивого продвижения.

Примеры:

Китай. В 705 г. до н.э. у правителя удела Чэнь родился сын, которому дали имя Чэнь Вань. Придворный прорицатель истолковал результаты гадания следующим образом:
- Этот ребенок положит начало линии, которая будет владеть другим царством. Когда наше государство погибнет, ее власть упрочится.

Случилось так, что в двадцать лет Чэнь Вань вследствие дворцовых интриг был вынужден бежать в соседнее царство Ци. Там он взял себе фамильное имя Тянь и получил должность смотрителя дворцовых мастерских.

В продолжение многих поколений из семейства Тянь вышло много высокопоставленных сановников, которые завоевали добрую славу в народе. Так, люди семьи Тянь принимали подати малой мерой, а сами платили налоги или продавали зерно большой мерой. Простой люд был готов идти на смерть ради столь щедрых управителей.

Наконец, в 481 г. до н.э. Тянь Чжан поднял мятеж, разгромил самые сильные кланы царства и убил правителя Ци, посадив на трон покорного ему младшего брата убитого государя. Так семейство Тянь захватило всю полноту власти в Ци. Оно владело уделом большим, чем удел самого правителя, а члены семейства управляли всеми городами царства. Еще через сто лет семья Тянь, обвинив правителя царства в разврате и пьянстве, лишило его власти, и глава семейства сам принял царский титул. Правителям соседних маленьких царств ничего не оставалось кроме как признать узурпатора законным государем Ци.

Стратагема №31
Красавица

Если войско могучее, нападай на его командира.
Если командир мудр, воздействуй на его чувства.
Когда его воинский дух ослабнет, сила войска растает сама.

Толкование:

Нельзя противостоять открыто могучему войску и мудрому военачальнику. Нужно принимать обстоятельства и следовать им.

Отдать противнику свои земли означает лишь увеличить его могущество. Так Шесть царств понапрасну пытались умиротворить Цинь, делая ему одну уступку за другой. Это худшая политика.

Заплатить противнику золотыми слитками или кусками шелка означает лишь увеличить его богатства. Так династия Сун понапрасну пыталась умиротворить царства Ляо и Цзинь. Такая политика еще хуже первой.

Единственное подношение, которым следует задабривать противника - это красивые девы, ибо такой дар ослабит его волю, навредит его здоровью и породит ропот среди его подчиненных.

Таков был подарок, который Гоу Цзянь преподнес Фу Чжаю. Так Гоу Цзянь сумел поражение превратить в победу.

Смысл по "Книге перемен":

"Благоприятно - справиться с разбойниками. Будь чувствителен, чтобы защитить себя"

Данная фраза заимствована из толкования к третьей черте гексаграммы №53 Цзянь . Третья черта гексаграммы - янская; она обозначает рубеж нижней и верхней триграмм и играет ключевую роль в превращении своей слабости в силу.

Толкование к этой черте гласит: "Муж уйдет в поход и не вернется. Жена забеременеет, но не выносит. Несчастье. Благоприятно - справиться с разбойниками. Будь чувствителен, чтобы защитить себя". Все эти афоризмы указывают на опасность, грозящую тому, кто пытается извлечь силу из своей слабости. Всякое начинание в этот момент может оказаться неудачным - особенно если осуществлять его грубо, слишком откровенно. Вместе с тем эта сильная черта указывает на возможность решительного действия, которое сможет "пронзить" мягкую, подвижную позицию неприятеля. Эту инициативу нельзя упускать из рук, пытаясь, например, умилостивить противника. Напротив, следует теснить неприятеля, стремясь не провоцировать его на противодействие, подобно тому как молодая девушка берет на себя инициативу в отношениях со зрелым мужчиной и обольщает его.

Примеры:

История правителя царства Юэ Гоу Цзяня, пошедшего в услужение к своему врагу, правителю царства У Фу Чжаю, чтобы дождаться удобного случая отомстить, послужила иллюстрацией к 10-ой стратагеме.

В древности правитель царства Цзинь захотел присоединить к своим владениям два маленьких соседних удела - Го и Ю. Советник цзиньского царя Синь Си сказал:

- У правителя Го есть мудрые советники. Однако в старинных книгах по военному искусству говорится: "красивые девушки могут заткнуть рот умным советникам". Нужно подарить правителю Го красивую девицу, и тогда мы посеем смуту в его дворце.

Правитель Го был так рад такому подарку, что перестал слушать советы своих приближенных. В скором времени его царство погибло.

Потом Сюнь Си сказал правителю Цзинь:

- В старинных книгах по военному искусству сказано еще и так: "красивые юноши прогоняют седовласых старцев". Правитель Цзинь подарил правителю Ю красивого юношу, и с тех пор правитель Ю больше не желал слушать своих советников. Царство Ю погибло вслед за царством Го.

Стратагема №32
Пустой город

Если пусто у самого - сотвори еще большую пустоту.
Пусть из собственной трудности у противника появится еще большая трудность.

Толкование:

Совсем пустое вдруг кажется совершенно полным: вот наваждение. Правила для полководца меняются каждый раз. Не было недостатка в людях, последовавших примеру Чжугэ Ляна.

Смысл по "Книге перемен":

"На рубеже между твердым и мягким"

Здесь цитируется толкование к первой черте гексаграммы № 40 Цзе "Разрешение".

В гексаграмме Цзе внизу находится триграмма Кань "Вода", а вверху - триграмма Чжень "Гром". Триграмма "Вода", как известно, является символом опасности. Вкупе с нижней иньской чертой она указывает на слабость, почти полную незащищенность позиции собственных войск. Что касается противника, представленного триграммой "Гром", то он, напротив, способен на активные и решительные действия. Первая шестерка гексаграммы знаменует, таким образом, большое затруднение в начале военной операции. Между тем, как гласит комментарий к первой черте, слабость в данном случае может легко превратиться в силу, что, и засвидетельствовано соседством второй янской черты. Кроме того, первая шестерка согласуется с четвертой девяткой, и эта связь образует стержень всей гексаграммы. Возможность быстрого превращения слабости в силу создает ситуацию, о которой говорится в известном китайском изречении: "когда настоящее становится ложным, ложное становится настоящим", т.е. становится возможным ввести противника в заблуждение посредством двусмысленных символических жестов. Однако чтобы сделать это, необходимо быть очень осторожным и не торопиться извлечь выгоду из своего маневра.

Примеры:

В эпоху правления династии Тан западные племена тубо подняли мятеж и захватили город Гуачжоу, убив его правителя. На должность правителя Гуачжоу назначали военачальника Чжан Шоугуя.

Чжан Шоугуй занялся ремонтом городской стены, но когда работы были еще далеки от завершения на город внезапно вновь напали мятежные варвары. Защитники города были совершенно беззащитны перед нападавшими. В городе уже было началась паника, но Чжан Шоугуй придумал такую хитрость: он устроил в городе веселый праздник с шумными пирами и концертами, в которых участвовали все его воины.

Варвары, опасаясь ловушки, не посмели войти в город.

Из книги Харро фон Зенкера:

Советник Кун Мин, прозванный также Чжугэ Ляном, был послан с 5.000 солдат в Сичэн, чтобы перевезти находившиеся там припасы в Ханьчжун. Там к нему вдруг начали прибывать один, за другим более десятка гонцов, скакавших во весь опор. Они сообщили, что вражеский военачальник Сыма И из государства Вэй вступает в Сичэн с подобным осеннему рою войском в 150.000 человек.

К этому времени при советнике Кун Мине не было уже ни одного военачальника, лишь штаб из штатских чиновников. Из 5.000 солдат половина уже отбыла из Сичэна вместе с припасами. В городе оставалось не более 2.500 солдат. Когда чиновники услышали это известие, лица их побледнели от ужаса.

Советник Кун Мин поднялся на городскую стену и обозрел окрестности. И вправду, у горизонта небо было закрыто клубами пыли. Огромное войско вражеского военачальника Сыма И приближалось.

Советник Кун Мин приказал: - Снимите и спрячьте флаги и знамена с городской стены! Каждый воин пусть находится на своем посту! Сохраняйте тишину; ослушник, подавший голос, будет обезглавлен. Все четверо городских ворот распахнуть настежь! Пусть у каждых ворот подметают улицу двадцать солдат, переодетых горожанами. Когда подойдет войско Сыма И, пусть никто не действует самовольно. У меня есть для этого случая стратагема (цзи).

Затем Кун Мин накинул плащ из журавлиных перьев, надел коническую шелковую шапку и отправился на городскую стену в сопровождении двух оруженосцев, захватив с собой цитру с гнутой декой, и там уселся прямо на парапет одной из наблюдательных башен. Возжегши курение, он начал играть на цитре.

Между тем разведчики авангарда генерала Сыма И достигли городской стены и увидели все это. Никто из разведчиков не решился пройти дальше. Спешно вернулись они к Сыма и сообщили об увиденном.

Сыма И недоверчиво рассмеялся. Затем он приказал войскам остановиться. Сам он поехал вперед на быстрой лошади, чтобы издали посмотреть на город.

И впрямь, там он увидел советника Кун Мина, который сидел на сторожевой башне городской стены с радостной улыбкой на лице и играл на цитре с гнутой декой среди дымков от курящихся благовоний. Слева от него стоял оруженосец, который обеими руками держал драгоценный меч, справа - оруженосец с волосяным опахалом.

В проходе городских ворот и перед ними виднелось около двадцати простолюдинов, которые с опущенными головами невозмутимо подметали дорогу.

Когда Сыма И разглядел все это, он пришел в сильное смущение. Он вернулся к своему войску, приказал авангарду и арьергарду поменяться местами и повернул на север, в направлении лежащих там гор. Его второй сын, Сыма Чжао, по дороге проговорил: - Наверняка у Чжугэ Ляна не было воинов, потому он и разыграл эту сцену. Отец, почему вы отвели войско?

Сыма И отвечал: - Чжугэ Лян известен своей предусмотрительностью и осторожностью. Еще никогда он не предпринимал ничего рискованного. Сегодня ворота города были широко открыты. Это определенно указывает на подвох. Если бы мои войска вступили в город, они, конечно, пали бы жертвой стратагемы. Предпочтительно было побыстрее отступить.

И все войско Сыма И ушло. Кун Мин увидел, как вражеские отряды исчезают вдали. Он рассмеялся и захлопал в ладоши. Все чиновники, бывшие с ним, были озадачены. Они спросили Кун Мина: - Сыма И - знаменитый военачальник государства Вэй. Сегодня он привел сюда 150.000 отборных воинов, увидел вас, советника Шу-Хань, и поспешно отступил. По какой причине?

Кун Мин отвечал: - Этот человек исходил из того, что я стараюсь вести себя предусмотрительно и осторожно и никогда не рискую. Увидев такую картину, он решил, что у меня множество воинов сидит в засаде. Поэтому он отступил. Вообще меня смущают отчаянные предприятия, но сегодня я искал спасения в таких действиях, так как не имел выбора.

Все чиновники в изумлении склонили головы и воскликнули: - Стратагему советника не удалось бы разгадать даже привидению! Если бы не он, мы должны были бы просто сдать город и спасаться бегством!

Кун Мин сказал: - У меня ведь было только 2.500 воинов. Если бы мы оставили город и бежали, конечно, далеко бы мы не ушли. Сыма И взял бы нас в плен.

В позднейшие времена было написано стихотворение, восхвалявшее это деяние: «Цитра с гнутой декой, украшенная нефритом, длиною в три фута победила отборное войско, когда Чжугэ Лян в Сичэне повернул врагов вспять. Поныне местные жители показывают это место. Там 150.000 человек повернули коней».

Стратагема №33
Возвращенный шпион

От одной ловушки проистекает другая ловушка.

Толкование:

Задача шпиона состоит в том, чтобы посеять среди врагов взаимное недоверие и вражду. "Возвратить шпиона" означает воспользоваться шпионом, засланным противником, чтобы отплатить ему той же монетой.

Смысл по "Книге перемен":

"Приближайся к нему изнутри. Не потеряешь себя"

Эти слова являются комментарием ко второй черте гексаграммы № 8 Би "Приближение".

Внизу - триграмма Кунь "Земля", вверху - триграмма Кань "Вода". Данная ситуация означает, таким образом, слабость и даже беззащитность перед противником, обозначаемым триграммой "Вода" - символом опасности и обмана. Единственную надежду на успех, на превращение слабости в силу дает согласие второй шестерки (именно этим объясняется выбор ее в качестве символического обозначения стратагемы) и пятой девятки. Вся гексаграмма выражает идею близости партнеров, их доверительного сотрудничества. Эта янская черта - внутренняя, или "царская", черта верхней триграммы - как бы находит свою доверительную опору во внутренней черте нижней триграммы, причем шпион, представленный последней, не теряет внешних атрибутов своего положения, которые скрывают его истинную деятельность. В перспективе, в результате процедуры взаимного превращения черт, возможно превращение этой иньской черты в янскую, т.е. шпион способен стать сильнее вражеского предводителя. Но для достижения этой цели необходимая большая осторожность и выдержка.

Примеры:

В эпоху Борющихся Царств в государстве Янь однажды случилось так, что на престол взошел правитель, который не любил своего советника Юэ И, одного из талантливейших полководцев своего времени. Некто Тянь Дань, командующий войсками враждебного Янь царства Ци, тотчас послал в Янь лазутчика, которому было поручено распространить в Янь такой слух: "Генерал Юэ И не пользуется милостью нашего государя и боится, что не снесет голову. Его тайное желание - заключить союз с Ци, чтобы совершить переворот и завладеть царством. Однако двор Ци еще колеблется. По этой причине Юэ И очень вяло ведет осаду циского города Цзимо. Люди Ци очень страшатся того, что генерал Юэ И потеряет свой пост, ибо при другом генерале Цзимо немедленно будет захвачен".

Этот слух дошел до правителя Янь, и тот не долго думая лишил Тянь Даня всех его постов. Сам Юэ И бежал в соседнее царство Чжао. Генерал же, назначенный вместо Тянь Даня, очень скоро потерял все свое войско.

Дополнительные высказывания:

Из книги "Сунь-цзы": "Знай свое положение и положение неприятеля - и в ста сражениях не будешь иметь ни одного поражения". "Существуют шпионы пяти видов:

первый - шпионы местные, их набирают из местных жителей страны противника;

второй - шпионы внутренние, их набирают из числа чиновников;

третий - шпионы обратные, их набирают из шпионов противника;

четвертый - шпионы смерти, они передают противнику ложные сведения;

пятый - лазутчики шпионы, которые уходят в стан противника и возвращаются с донесением".

Стратагема №34
Нанесение себе увечья

Никогда и никто не хочет нанести себе рану. Если кто-то поранился - значит здесь нет подвоха. Если ложь кажется настолько правдивой, что правда кажется ложью,
Хитрость удалась.

Толкование:

Цель шпиона состоит в том, чтобы посеять сомнения в стане противника.

Возвращенный шпион - тот, кто подтверждает подозрения противника в отношении людей из своего лагеря. Стратагема же нанесения себе увечья заключается в том, чтобы разыграть усобицу в собственном лагере, чтобы заслать шпиона в лагерь противника. Послать к неприятелю человека из своего лагеря, с которым я как бы в ссоре, чтобы он предложил противнику тайный или открытый союз против меня - это и есть стратагема нанесения себе увечья.

Смысл по "Книге перемен":

"Недоразвитость юноши приносит счастье. Уступчив и мягок"

Эта фраза представляет собой толкование на вторую черту уже рассматривавшейся выше гексаграммы № 4 Мэн "Недоразвитость".

В нижней части гексаграммы находится триграмма Кань "Вода", в верхней - триграмма Гэнь "Гора". Первая символизирует угрозу, обман, гибкость, вторая - неподвижность, косность. Таким образом, речь идет о ситуации, когда я могу создать опасность для противника. Комментарий в оригинале имеет отношение к пятой черте - "царскому месту" гексаграммы. В данном случае перед нами иньская черта триграммы, символизирующей косность, инертность ума. Очевидно, что здесь имеется в виду предводитель вражеского войска, который вследствие своей неопытности и наивности готов поверить моему обману или, говоря в терминах "Книги Перемен": иньская черта принимает импульс янской черты и следует ему.

Примеры:

В эпоху Весен и Осеней правитель царства Цзинь хотел напасть на небольшой удел Ху. Он отдал свою дочь в жены правителю этого удела, а потом объявил своим советникам:
- Я хочу начать войну. На кого мне напасть?

- На удел Ху, - ответил сановник по имени Гуань Цисы.

Правитель был очень разгневан таким советом.

- Ху теперь родственное нам государство. Как же можно идти на него войной? - вскричал он и тотчас приказал казнить Гуань Цисы.
Прослышав об этой истории, правитель Ху решил, что цзиньский царь - его надежный союзник и не стал обращать внимания на военные приготовления в Цзинь. Вскоре правитель Цзинь напал на Ху и благодаря внезапности нападения одержал легкую победу.

Стратагема №35
Цепи

Если войско противника слишком многочисленно.
И, противостоять ему открыто нет возможности,
Нужно заставить его связать самого себя .
И так погубить свои силы.

Толкование:

Пан Тун убедил Цао Цао связать цепями свои корабли, и они не смогли избежать огня, предназначенного для них.

Стратагема цепей заключается в том, чтобы противник каким-то образом сковал сам себя и стал уязвимым для нападения.

Одна хитрость - связать,

другая хитрость - напасть.

Связь двух этих хитростей способна погубить даже самое могучее войско.

Смысл по "Книге перемен":

"Пребывание в войсках - к счастью Принимаешь милости Неба"

Это слова взяты из комментария ко второй черте гексаграммы № 7 Ши "Войско". Нижняя часть гексаграммы представлена триграммой Кань "Вода", верхняя - триграммой Кунь "Земля". Таким образом, наша сторона находится в большой опасности, будучи как бы "придавленной" косной, инертной силой многочисленного войска противника. Вместе с тем противник не обладает способностью или возможностью активных действий. В таких условиях вторая девятка - единственная янская черта в гексаграмме - становится подлинным фокусом, организующим центром всей ситуации. Задача более слабого, но более активного военачальника на сей раз даже еще более упрощается по сравнению с предыдущей стратагемой, поскольку противник здесь являет собой верх инертности. При перемене второй девятки на иньскую черту внизу тоже появляется триграмма "Земля", и тогда воцаряется хаос, в котором многочисленность неприятельского войска из преимущества становится его недостатком. В такой обстановке открываются новые и тайные пути к успеху. Вот почему реализация потенциала второй девятки предоставляет, согласно комментарию, "милости Неба" - первозданной полноты бытия, присутствующей в Хаосе.

Примеры:

После того, как Хуан Гаю удалось убедить Цао Цао в искренности своих намерений, Чжоу Юю нанес визит знаменитый стратег Пан Тун, предложивший ускому военачальнику свою помощь.

- Лучшее средство сокрушить флот Цао Цао - это поджечь его, - сказал Пан Тун Чжоу Юю. - Однако река широка, и если мы подожжем один корабль, другие легко ускользнут от огня. Нам нужно воспользоваться стратагемой "цепи".

Засим Пан Тун покинул лагерь Чжоу Юя и, пожив некоторое время в уединении, нанес визит Цао Цао. Тот, наслышанный о военных талантах Пан Туна, встретил его со всей учтивостью и попросил его высказать свое мнение о подчиненном ему флоте.

- Стоянка вашего флота организована превосходно, но здоровье воинов оставляет желать лучшего, - сказал Пан Тун.

Цао Цао с готовностью признал, что его воины, которые все были уроженцами северных равнин, плохо переносят местный климат и к тому же непривычны к плаванию по воде.

- Это дело можно поправить. Свяжите ваши корабли прочными цепями, и качка намного уменьшится. Тогда ваши воины будут чувствовать себя гораздо лучше.

Стратагема №36
Бегство - лучший прием

Сохранять свои силы, избегая открытого противостояния.

Толкование:

Если победа противника неизбежна, и сражаться с ним больше нет возможности, то нужно либо сдаваться, либо договариваться о мире, либо бежать.

Сдаться означало бы потерпеть полное поражение.

Переговоры о мире - поражение наполовину.

Бегство же еще не есть поражение.

Избежать поражения крайне важно, ибо сие позволит в будущем одержать победу.

Смысл по "Книге перемен":

"Войско отступает на постоянные квартиры. Хулы не будет"

Эти слова взяты из толкования к четвертой черте все той же гексаграммы Ши "Войско". Это - слабая черта на подобающем ей (четном по счету) месте. Она знаменует освобождение от триграммы Кань "Воды" - пространства опасности и неопределенности и переход к еще большей уступчивости и мягкости: пять иньских черт гексаграммы как бы "вытесняют", подавляют единственную янскую черту. Но этот внутренний центр гексаграммы есть знак глубочайшего постоянства. Присутствие триграммы Кунь "Земля" показывает, что продвижение вперед (вверх по чертам гексаграммы) бесперспективно. Необходимо вернуться к внутренней триграмме - символу скрытости и устойчивости, которые характеризуют Срединный Путь. Цель этого возвращения - нижняя иньская черта, соответствующая оборонительным позициям, укрепленному лагерю своих войск. "Нет ничего более обыкновенного", - так определяется исход этой гексаграммы в комментариях.

Примеры:

В эпоху династии Сун полководец Би Цзайю, воевавший с армией царства Цзинь, оказался в неблагоприятном положении и был вынужден спешно оставить свой лагерь. Он приказал оставить на стенах лагеря все знамена и привязать к боевым барабанам зайцев таким образом, чтобы их свободные передние лапы касались барабанов. Войско Би Цзайю оставило лагерь, а зайцы, желая освободиться, били лапами по барабанам, производя с утра до вечера страшный шум. Воины Цзинь думали, что армия Би Цзайю все еще находится в лагере и в течение трех дней не осмеливались войти в него.

Стратагему бегства не обязательно нужно понимать буквально. Порой она может принимать вид безобидной перемены темы разговора, как это удалось, например, одному из героев эпохи Троецарствия - Лю Бэю.

В начале эпохи Троецарствия Лю Бэю пришлось некоторое время находиться в лагере Цао Цао. Последний относился к Лю Бэю вполне дружески и часто приглашал к себе на пир. Однажды во время одного из таких дружеских пиров Цао Цао объявил Лю Бэю:

- Нынче в мире только два настоящих героя: ты да я!

Лю Бэй сразу же смекнул, к чему клонит Цао Цао: достаточно было ему согласиться с высказыванием Цао Цао - и тогда не сносить ему головы.

Лю Бэй побледнел и уронил свои палочки для еды на пол. Как раз в этот момент раздался громкий удар грома. Лю Бэй спокойно наклонился, поднял свои палочки и сказал:

- Это все получилось из-за грома...

- Что я слышу? Такой великий человек, как ты, боится грома? - сказал со смехом Цао Цао.

- Но ведь и о самом Конфуции сказано, что он "менялся в лице, услышав гром". Как же я сам могу иначе?

И Лю Бэй быстро переменил тему разговора. С тех пор Цао Цао не сомневался в отсутствии у Лю Бэя больших амбиций... и со временем пожалел об этом.

Дополнительные высказывания:

Китайский лидер Мао Цзэдун писал о принципах военной стратегии: "Часто случается так, что, отдавая территорию, на самом деле сохраняешь ее за собой. Как говорят в народе, "чтобы взять, нужно сначала дать".


Статьи и материалы о Китае смотрите на сайте ChinaPRO.ru

Правила сайта

Мы рады приветствовать Вас на сайте JobForYou - информационном ресурсе, посвященном вопросам трудоустройства. Воспользовавшись услугами сайта, вы подтверждаете согласие с Правилами Сайта.

Интернет сайт JobForYou предназначен для использования частными лицами с целью поиска работы, и/или информации, связанной с рынком труда, развитием карьеры и т.п., а также для общения с работодателями через интернет. Организации используют Сайт для подбора персонала, размещения информации о компаниях и вакансиях, а также общения с соискателями.

Внимательно прочтите Правила сайта перед его использованием!